Примерное время чтения: 7 минут
330

Отбросим легенды. Ученый-волгоградец исследует подлинную историю казачества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. АиФ-Нижнее Поволжье №28 12/07/2023
Так представил момент взятия Царицына войсками Булавина художник Николай Любимов (картина хранится в Волгоградском краеведческом музее).
Так представил момент взятия Царицына войсками Булавина художник Николай Любимов (картина хранится в Волгоградском краеведческом музее). из архива краеведа Романа Шкоды

Мало какая тема привлекает историков и писателей так, как казачество. К сожалению, легенд и мифов здесь за последние десятилетия создано немало. 

Как узнать подлинную историю казачества, где можно познакомиться с первоисточниками, «АиФ»-Нижнее Поволжье» расспросил учёного, исследователя истории донского казачества Виталия Гусева.

Виталий Гусев
Фото: предоставлено героем публикации.

Тайны происхождения Булавина

– Многие мои исследовательские интересы сосредоточились на Булавинском восстании начала XVIII столетия, – рассказывает Виталий Гусев. – Здесь во многом примешана и личная история, поскольку мой далёкий предок по отцовской линии Семён Гусев был одним из сподвижников Булавина, а впоследствии примкнул к «некрасовцам» – казакам, ушедшим после разгрома его восстания с Дона на Кубань, фактически под юрисдикцию Османской империи. А его сын Наум Гусев, родившийся на Кубани в некрасовских станицах, не желал вместе с «босурманами» убивать донских казаков и разорять «донские городки», в 1738 г. убежал из многотысячного татарского войска и своевременно предупредил азовского губернатора о предстоящем нападении. Позже Наум, поселившись в станице Пятиизбянской, родил семерых сыновей и дал начало знаменитому казачьему роду.

– В одной из публикаций вы утверждали, что о происхождении самого Булавина до сих пор ходят небылицы…

– Именно так. Причём они зафиксированы даже в  авторитетных исторических справочниках. Так, в «Советской исторической энциклопедии», изданной в 16 томах, читаем: «Кондратий Булавин – донской казак Трёхизбянской станицы, сын станичного атамана. Участвовал в походах против крымских татар, избирался походным атаманом». 

Но обратимся к первоисточнику – архивным рукописям тех лет (к слову, они сегодня доступны каждому). В одном из источников  того времени читаем: по показаниям 1707 г. казака Семёна Кульбаки, «слышал… что вор Булавин природою подлинно салтовец из русских людей». 

Поясню: местечко Салтово – это территория современной Харьковской области. И, согласно учётной ведомости, или «сказки», 1675 г., отец будущего атамана-бунтовщика «Офанасей Обакумов сын Буловин» служил с 1660 г. рейтаром (наёмником конного строя. – Ред.) «Григорьева полку Полтева»: «взят я из детей боярских в рейтары, а государевым жалованьям помесным и денежным окладом не верстан». В том же году Афанасий Абакумович Булавин просил его «поверстать» и пожаловать «поместным окладом», но, видимо, ничего не получив, бежал, «сшол с Руси на Дон за молодецкими ж головами». 

– Что же получается – авторитетные историки неверно указали даже ключевые моменты биографии известной личности? 

– Такое бывает, к большому сожалению, лишь в одном случае: когда авторы не видели первоисточники, а опирались на цитирование более ранних, как им казалось, незыблемых исторических авторитетов. Но такой подход для историка – путь в никуда. 

Из этих же первоисточников мы проливаем свет и на родо­словную не только Кондратия Булавина, но и многих тогдашних донских казаков. Причём это в некоторой степени опровергает утверждения и исследования о казачестве как об «особом древнем народе». 

История
Булавинское, или Астраханское, восстание – гражданская война, происходившая в 1707 и 1708 гг. между донскими казаками и властями Российской империи. Оно началось с убийства в 1707 г. донскими казаками отряда под командованием Булавина князя Юрия Владимировича Долгорукого, посланного от императорской армии на Дон. Конец восстанию пришёл со смертью Булавина в 1708 г.

Надёжный заслон на южных рубежах

– Так кто они – казаки XVI–XVIII столетий?

– Если совсем уж популярно и в двух словах, это был мощнейший на тогдашних южных окраинах Российского государства конгломерат военизированного сословия людей, выходцев из других районов России – «схотцы из розных руских городов: ис Танбова, ис Шацкова, ис Казлова, ис Переславли» и современной Украины или Донбасса, Поднепровья. Свободолюбивым духом, яркой пассионарностью они чем-то перекликаются с корсарами европейских держав или первыми колонистами Северной Америки. Уже в то время экономически и финансово казачество было не вольной автономией, а выраженным войсковым формированием на службе у царских властей с яркими элементами самоуправления. 

– Как в таком случае вливались в ряды казачества? 

– В XVI–XVIII веках в казаки принимали «разного чина людей» и национальностей, а объединяющим фактором была не национальность и даже не вера (вспомним донских «базовых юртовых татар» – мусульман и калмыков-буддистов). Главное, что приветствовалось – умение держать оружие в руках.

Власти понимали все выгоды наличия на границах вооружённых отрядов, потому и заключали с ними договоры на службу. Казаки с середины XVI века участвовали во всех значимых сражениях.

Причём на многое в Москве закрывали глаза, в частности на постоянное бегство на Дон. Беглый крестьянин, послужив на Дону казачью службу несколько лет, спокойно возвращался на малую родину с «родимцами повидатца», а воеводы и приказные люди ничего с ними не могли сделать. Как-никак теперь бывшие беглецы были в статусе, равном со своими прежними хозяевами. 

При этом на протяжении многих столетий Войско Донское верно служило именно России. Чего, кстати, нельзя сказать про запорожских козаков, чья территория граничила с донцами с запада – они успевали продаваться и Польше, и Турции, и Швеции. 

Конечно, и среди донских казаков временами появлялись свои недовольные. Разину перекрыли пути для набегов на Персию и для «воровства на Волге», у Булавина возникли хозяйственные споры за соляные места с Изюмским полком, – всё это выливалось в масштабные мятежи, которых советские историки по понятным причинам обозначали чуть ли не классовыми восстаниями.

Сказки и был о рыцарях Дона

– В ваших исследованиях сплошь и рядом встречается термин «сказочные казаки». Зная вашу приверженность к исторической точности, он ведь точно не о былинных персонажах? 

– Сказочными называли тех «приходцев» в казачьи городки, которые утверждали, что их отцы были казаками, и показывали особые документы – «сказки» старожилых казаков: они, мол, знали их отцов. Их не высылали как беглых, но и сказкам этим особо не верили, так как за подкуп эти сказки писали все кому не лень. Вот и держали их при станицах за бурлаков – работали они в основном за обувь и еду на старшин и казаков. А когда в 1764 г. по государевой воле нужно было кого-то посылать на Терек, а казаков не хватало, вот и переписали по станицам всех сказочных, приняли их в казачью службу – так и появились «сказочные казаки». 

– Как можно познакомиться с вашими исследованиями? 

– Концепция всех моих выпусков, трудов – предоставить читателю возможность лично ознакомиться с источниками о казаках из крупнейших архивов страны. К сожалению, они изданы ограниченными тиражами, их легче найти у автора, чем в библиотеках. Но по полученным в моих сборниках сведениям каждый желающий может самостоятельно погрузиться в историю и генеалогию предков.

Все, кому интересно далёкое прошлое предков-казаков, обращайтесь напрямую к исследователю: guseffv@mail.ru, Гусев Виталий Александрович.

Досье
Виталий Гусев. Родился в 1968 г. в Старополтавском районе Волгоградской области. Окончил исторический факультет ВолГУ. Проходил службу в 83-й Отдельной десантно-штурмовой бригаде Советской армии. Является автором 17 сборников с обобщённым названием «Материалы по истории и генеалогии казачества». Проживает в Волгограде.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах