118

На обломках великой державы. Социолог – о кризисе доверия к власти

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Нижнее Поволжье №34 25/08/2021
Волгоград, первомайская демонстрация 1988 г. Поколение 70-х тогда только вступало во взрослую жизнь.
Волгоград, первомайская демонстрация 1988 г. Поколение 70-х тогда только вступало во взрослую жизнь. / Виктор Яшуков / АиФ

Имя волгоградского социолога Михаила Анипкина и по сей день хорошо известно в родном городе. Сын секретаря обкома КПСС Александра Анипкина, профессор и бывший завкафедрой ВолГУ, доктор социологии и писатель, сейчас он живёт в Великобритании. 

Во время его недавнего визита в Волгоград мы поговорили о том, почему 30 лет назад распался СССР, как изменилась Россия и мир за непростое пандемийное время и что поможет пережить эпоху ковида.

Новые «лишние люди»

– Михаил Александрович, знаю, что вы пишете книгу и в Волгоград приехали пообщаться с теми, кто станет её героями. О чём вы пишете?

– Это будет продолжение моей недавней статьи о «последнем советском поколении» – поколении моих сверстников. Я очень заинтересовался этой темой, много читал, наблюдал, был участником известных событий в Союзе начиная с 1985 года, и мне есть о чём написать.

Речь о поколении «лишних людей». Герои книги – это мои ровесники, поколение семидесятых годов, внешне благополучное, но невостребованное и от этого рефлексирующее, глубоко несчастное внутри. 

Я размышляю, почему мы стали лишними в самых разных аспектах жизни, несмотря на то, что и образование получили хорошее, советское, и воспитывались на принципах равенства, добра и справедливости, которые заложили наши родители. А они были патриотами в лучшем смысле этого слова.

– Феномену «лишних людей» выдающиеся русские писатели посвятили массу произведений в середине позапрошлого века, достаточно вспомнить «Евгения Онегина». Почему опять целое поколение стало лишним? 

– У меня есть объяснение. Дело в том, что через нас «перепрыгнули» беби-бумеры, поколение пятидесятых годов. Занимая ключевые посты в обществе, они впоследствии стали усиленно продвигать наверх своих детей. Наше поколение, к сожалению, малочисленно – нас просто задавили массой. Пример тому – многочисленные друзья, коллеги, знакомые, те, кому сейчас 50 и за 50, страдающие «синдромом обойдённости». Об их судьбах я и хочу порассуждать в книге.

Вообще это первая научная работа на эту тему, поскольку поколению беби-бумеров посвящено как минимум три серьёзных исследования, а про семидесятников, про нас, не писал ещё никто.  

– Книга ориентирована на соотечественников? Вряд ли в той же Англии кому-то интересны судьбы потерянного поколения россиян 70-х годов.

– Это не так. Сейчас в Европе многих живо интересует история великой державы и её граждан – я говорю про СССР. Это очень востребованная тема, поскольку распад такого огромного государства – это не только трагедия живущих там людей, но и поучительный опыт для других стран, наглядный пример того, как не надо руководить страной. 

Два месяца назад я выступал с этой темой на видеоконференции в Берлине, в ноябре она будет обсуждаться на круглом столе, который соберёт специалистов в Новом Орлеане в США. Порой  я сам удивляюсь тому, какой неподдельный интерес вызывает эта тема.

Распад СССР всё ещё продолжается

– Об этом написано немало, что нового можно сказать ещё?

– Дело в том, что у меня не совсем типичный взгляд на причины распада державы под названием СССР. Я убеждён, что вся беда кроется в отсутствии поколенческого обновления, ротации. Наши забронзовелые вожди и думать не хотели о том, чтобы пускать во власть молодых на ключевые посты. Хотя и в ту пору на местах хватало хороших толковых руководителей, способных взять управление на себя. Власть не поняла, что фраза «дорогу молодым» не для красного словца, в ней заключён глубокий смысл. Сейчас примерно на те же грабли наступает и нынешнее руководство страны.

Распад СССР – это колоссальное событие XX-XXI веков. Говорю так потому, что в известном смысле процесс продолжается и сейчас, но в каких-то иных формах, так что эхо тех событий ещё не затихло. 

О кризисе власти по-волгоградски

– Это уже вторая книга. А первая о чём была?

– Когда в 2014 г. ушёл из жизни мой отец, я понял, что книга о нём должна появиться. Это будет лучше любой мемориальной доски, которую, кстати, наши городские власти за все эти годы так и не удосужились установить на фасаде дома.

Получилось так, что обе книги – готовая и ещё недописанная – у меня перекликаются. По-другому и не получилось бы, поскольку отец всегда находился в самой гуще политических событий. 

Я постарался быть объективным и дать правдивую картину того, что же  происходило в городе и области, когда зашатался Союз. Зимние события  1990 года, которые привели к отставке тогдашнего первого секретаря обкома КПСС Калашникова, стали самыми значимыми в России на тот момент, я в этом уверен! Заговора не было, просто одновременно наложились друг на друга параллельные процессы: протестные настроения народа и всё тот же обновленческий кризис партаппарата. 

Многие коммунисты тогда понимали, что дальше так жить нельзя, что мы давно в тупике. Все эти процессы на местах вошли в резонанс, и в результате страну просто смело. Если бы в период с 70-х до 80-х годов плавно произошло обновление власти, трагедии бы не случилось!

– Такой опыт как-то учтён современными политиками? 

– Этот опыт, к сожалению, ничему не научил: сейчас продолжается то же самое. Во власть, как я уже говорил, активно приходят дети советских беби-бумеров, которых деятельно продвигают родители, но и сами родители тоже находятся во власти и отчаянно держатся за неё.

Результат мы видим – все ключевые посты в руках у старшего поколения, принимаются законы «под себя», позволяющие руководить чуть ли не пожизненно.  

Беда и в том, что в России монетарной политикой занимаются ученики Гайдара, нынешние экономисты боятся пускать деньги в развитие экономики, поэтому буксует всё, что только может буксовать. А по-другому они просто не умеют работать. 

– Вам со стороны не кажется, что кризис доверия к власти в стране дошёл до некой критической точки?

– Это чувствуется, агрессия зашкаливает – в транспорте, на улице, в соцсетях. Даже с точки зрения прививочной кампании: в Великобритании властям доверяют и не сомневаются в их компетенции, поэтому вакцинация проходит спокойно. В её необходимости никто не сомневался. 

Все терпеливо ждали своей очереди: и простые клерки,  и миллионеры. Первыми прививали пожилых, этой категории в стране традиционно уделяется внимание. Люди возраста 65+ все лекарства, какими бы дорогостоящими они ни были, получают бесплатно. Плюсом идёт бесплатный проезд в муниципальном транспорте, ряд других преференций. 

Поэтому все ужастики про «загнивание Запада», которые транслируются из российских телевизоров – это просто кондовая промывка мозгов, попытка отвлечь людей от насущных проблем старыми проверенными партийными  методами. 

– К сожалению, пандемия ещё не закончилась, и в это непростое время надо изыскивать какие-то внутренние резервы для выживания... 

– Мне больно видеть, что сейчас происходит в моей стране, как изменились люди, которых я знал много лет. У всех свой путь ухода от реальности. Кого-то спасает внутренняя миграция – хобби, кого-то – дача, какие-то увлечения. 

Я убеждён, что в такое время лучше сосредоточиться на  родных и близких, поддерживать семью, делать добрые дела, вспомнить про сострадание, милосердие. И я очень надеюсь, что колоссальный опыт прошлых десятилетий на этот раз поможет избежать традиционных ошибок, которые обходятся нашей стране слишком дорого.  

Досье
Михаил Анипкин. Родился в 1972 г. в р. п. Даниловка. С отличием окончил истфак ВолГУ, защитил кандидатскую диссертацию по социальной философии, был заведующим кафедрой социологии университета. В настоящее время доктор социологии Эссекского университета (Великобритания).

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах