514

«Картонное благополучие». Как живется фермерам Волгоградской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Нижнее Поволжье №46 16/11/2016
Андрей Прошаков: «Быть русским фермером очень непросто».
Андрей Прошаков: «Быть русским фермером очень непросто». Из личного архива

«Да, я простой скотовод», - говорит о себе Андрей Прошаков. Он - личность многогранная, кипящая: занимается краеведением, устраивает джазовые концерты на селе, проводит исторические реконструкции. 

Как фермер и региональный активист общероссийского движения «Федеральный сельсовет» он попытался объяснить корреспонденту «АиФ-НП», почему пиццу в село привозят быстрее, чем врача на «скорой», и где обещанное импортозамещение. 

Без помощи 

Сергей Новицкий, «АиФ-Волгоград»: Программа импортозамещения декларируется давно. Но что-то в магазинах особо не видно местных продуктов. Почему?

Андрей Прошаков: Не может быть качественного и количественного роста молока, мяса, если глубокий кризис на селе не прекратится. Нынешнее сельское хозяйство я бы сравнил с «картонным»: сверкающий фасад, снаружи всё привлекательно, но внутри продолжается системный кризис. 

Судя по настроению земляков, лучше жизнь селянина не стала. Поверив чиновникам, которые обещали поддержать село во время санкций, в моём районе некоторые фермеры, начали брать пару лет назад в обработку дополнительные участки земель - под выпасы, под посевы овощей, бахчи и т. п. Но уже в этом году эти участки бросают. Толку от дополнительных наделов нет - трудозатраты и платежи за землю выросли, а сбыта продукции нет. Даже овощеводы в проигрыше - урожай добрый, а сдаточные цены по овощам почти на уровне рентабельности. Тем, у кого нет современных овощехранилищ, придётся закапывать урожай в землю. 

- Но ведь многомиллиардная поддержка села из бюджета - факт очевидный! Где же она? 

Досье
Андрей Прошаков. Родился в 1963 году в хуторе Медведев под Иловлей. С 90-х годов в фермерстве. Общественник, блогер, публицист, краевед, организатор военно-исторических реконструкций, посвящённых казачеству и Сталинградской битве.

- Дело в том, что политика импортозамещения оказалась на руку не всему крестьянству в целом, а узкому кругу агрокорпораций. Им и была адресована львиная доля господдержки, возможно, ещё и дополнительно пролоббированная на высшем уровне. 

Но по всей стране собственников крупных агрохолдингов наберётся не больше ста человек, а сельского населения - десятки миллионов граждан! При этом ни один агрохолдинг, каким бы он крупным ни был, не играет на территории своего присутствия главную скрипку. Благополучие села - это прежде всего благополучие самих сельских поселений, малых форм сельского хозяйства. А они-то в кризис практически без поддержки. Село продолжает нищать, фермеры разоряются. В моём родном хуторе Медведи три четверти мужского населения месяцами пропадают на вахтовых заработках за тысячи километрах от дома - в Москве или Сибири. От этого рушатся семьи. Даже качественной медицинской помощи в хуторах как не было, так и нет. Случись что, «скорая помощь» из райцентра медленнее приедет, чем какая-нибудь «доставка пиццы». 

- Вход в торговые сети для фермера по-прежнему закрыт?

- Не просто закрыт, там на дверях глухой засов! Но главное даже не сети. Мы не можем поставлять продукцию - мясо, молоко - даже для бюджетных организаций в собственном районе: в детсады, больницы, школы, где учатся наши дети. 

Продукты питания для сельских бюджетников закупаются где угодно, но только не у местных фермеров. Система муниципального сельского контракта не внедряется, никто из чиновников над этим не работает. 

Вот встала утром, допустим, тётя Маша, хозяйка ЛПХ под Иловлей, подоила корову и отнесла молоко перекупщикам по цене 12 - 14 рублей за литр. После дойки та же Маша отвела детей в садик или в школу, где на полдник им раздали привозное молоко, закупленное в городе по цене 50 рублей за литр. Молоко это в 80 случаях из 100 неместное, и в целом не факт, что это вообще молоко, а не продукт с пальмовым маслом. 

Без гармонии 

- Вы противник крупных агрохолдингов. Но ещё недавно много говорили о гармоничном сосуществовании в селе разных форм хозяйствования. 

- Давайте взглянем на эту «гармонию» пристальнее. Себестоимость килограмма фермерского мяса - минимум 130 руб. А свинина агрохолдингов, которая выращивается по упрощённым интенсивным технологиям за 100 - 120 дней, на комбикормах, гормональных добавках, имеет себестоимость в 40 - 50 рублей за кг. Поэтому выращивать свинину сейчас крестьянину невыгодно. А если нет свинины в подворьях, то меньше спрос в селе на фуражное зерно - оно уже никому не нужно. Получается, сужается экономическая база растениеводов. 

Аналогичный «сужающийся» цикл можно выстроить и по другим позициям: птицекомплексы и птица в подворьях, и т. п. Везде побеждает индустрия агрохолдингов. Только Пиррова победа получится. Во всём мире сельхозпроизводство многоукладно, с упором на фермерство, небольшие агрокооперативы. Но у нас, похоже, свой путь. И, видимо, тупиковый. 

Без вертикали 

- Вы часто говорите, что местная власть на селе в существующем виде не нужна. Почему?

- Как ни парадоксально, но на селе нет вертикали власти, а то и власти вообще. На федеральном, региональном уровне есть, а в селе - нет. 

Вот смотрите. Медицина на селе - это полномочия области. Вопросы газификации, ЖКХ, транспорта также замыкаются либо на главе района, либо на власти субъекта. Лишь клубы, сельские ДК закреплены пока по финансированию и управлению за главами сельских поселений. Хотя от этого иногда больше вреда, а не пользы. На днях глава поселения одного из хуторов принял решение - ДК закрыть из-за невозможности содержать, а здание передать под православный храм. 

Ещё лет 15 назад фигура главы сельского поселения была оправданной хотя бы для выдачи селянам справок. Сегодня и для подобных целей чиновники не нужны. В райцентрах есть МФЦ, «Единые окна», «Мои документы», собесы, пенсионные фонды и т. п. 

В Иловлинском районе 15 сельских поселений. Но за что именно отвечают тамошние главы, похоже, не совсем понятно и им самим. Лишь в Сиротинском сельском поселении станичники ощущают реальное присутствие местной власти - и благоустройством там глава занимается, и самозанятостью земляков. Но это лишь в одном поселении из 15! 

- Где же выход? 

- Выход в том, чтобы перераспределить акцент господдержки с агрохолдингов на малый, близкий к поселениям сельский сектор. Помогать развивать на селе потребкооперацию, помогать с доступными проектами по реализации и первичной переработке продукции. 

Наши власти должны перестать думать об абстрактных миллионах тонн зерна, тысячах тонн томатов, миллиардах рублей для очередной агрокомпании. Думать надо о реальных нуждах села, а когда село заживёт, то и отдача от него будет. 

Кстати, в конце октября в Москве проходила рабочая встреча представителей сельских поселений и малых городов с аппаратом министра сельского хозяйства. Я тоже там был. И впервые за долгие годы чиновники министерства и селяне заговорили на общем языке на общую тему: как помочь сельским, малым поселениям выбраться из кризиса, как поддержать самозанятость, потребкооперацию, фермерство. Так, может, глядишь, и дело с мёртвой точки сдвинется. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах