aif.ru counter
12.04.2018 07:54
727

Концерт в подземке. Как бард-беженец зарабатывает на жизнь в Волгограде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Нижнее Поволжье №15 11/04/2018
Дочки - самая надёжная опора.
Дочки - самая надёжная опора. © / Сергей Солёный / Из личного архива

«Сергей Солёный? Вы? Что вы тут делаете?», - спрашивает женщина, проходя по подземному переходу на Комсомольской. «Играю», - отвечает бард. Жизнь так распорядилась, что известный бард, папа трёх девчонок, зарабатывает на жизнь в переходах, устраивая концерты. И, между прочим, люди даже приезжают специально, чтобы его послушать.

Ещё лет пять назад он жил на Украине, была своя группа, продюсер, гастроли, дом над Днепром. Сначала стало опасно исполнять песни на родном - русском - языке, а потом опасно стало уже жить, и пришлось бежать, потеряв всё, зато обретя новую родину. 

Моя родина - СССР 

Наталия Гладкая, «АиФ»-Нижнее Поволжье»: Сергей, как вы оказались в Волгограде? 

Сергей Солёный: Мы с супругой с Донбасса. Она из Донецка, я из Константиновки, но жили под Киевом, дом строил, свет успел подвести, колодец выкопать. А места там красивые, как в сказках Роу: леса, Днепр - душа пела. Я уезжал - плакал, с ними прощаясь. Но выхода не было. У меня была в Киеве студия, группа. Пел о братстве народов, об объединении, а это там не нужно. Не могу принять я этот новый мир. Родился ещё в Стране Советов, где все мы были братья, ездили друг к другу в гости, ненависти не было, не то что сейчас… А нынче семьям каково? Люди же кровью связаны: у одних родственники там, у других - тут. А теперь все чужие стали. 

Отец мой из Смоленщины, мамин род - из Белоруссии, родители жены - из Самарской и Курской областей. И многие ведь так. Все мы родом из СССР. 

Я, кстати, до сих пор храню военный билет Советской Армии - единственное, что осталось от моей большой родины. 

Бард - дух народа 

- А когда вы начали песни писать? И о чём они? 

- В армии и начал, потом много гастролировал (Россия, Беларусь, Молдова, Украина, Прибалтика), собрал одну группу, потом вторую. Последняя группа входила в пятерку лучших на Украине. 

Бард, он кто? Это дух народа, глас народа, мы должны идти по земле и нести слово… Так что песни, они о разном: тема Руси, братства народов, космогония, лирика, есть и шуточные вещи. 

- На мове пели? 

- В основном на русском, хотя и мову знаю в совершенстве. Я не верю в языки, политику, я верю в творческое братство, которое объединяет. 

- Так почему вы всё-таки бежали? 

- В 2013 году поднял голову «Правый сектор» (запрещенная в России радикальная организация), начались стычки, угрозы, а я тут о братстве народов, о мире, так и стал врагом Украины. И понял, что если мы задержимся, то будет как с Олесем Бузиной или Егором Скрябиным, который выступил против политики Порошенко и в тот же день попал в автокатастрофу. Убегали в спешке, взяли с собой только баулы с детскими вещами. Ни документы на дом, ни на квартиру родителей - всё оставили. Сейчас в этой квартире другие люди живут, стройматериалы у дома растащили. 

Некоторые говорят, мол, что ты дипломы не взял. До них ли было? Я черновики некоторые в спешке не нашел, а ведь некоторые музыкальные вещи могу не вспомнить. Так зачем мне эти бумажки в рамочках? Чтобы на стенках висели? Не люблю хвастовство. 

Осталась вся аппаратура, синтезатор, электрогитара, 12-струнная гитара. С собой взял только шести- и двенадцатиструнку.

Сначала поехал в Донецк. Оттуда в Ростов, потом в Волгоград, женщина из Котова пустила нас к себе жить. Под категорию беженцев мы не попали, её давали только тем, кто из Луганска и Донецка, а у нас последняя прописка киевская. Так что ни суточных, ни подъёмных, которых получали беженцы, у нас не было. 

Оформили сначала разрешение на временное проживание (РВП). Подали документы на гражданство по программе «Сооте­чественники» и в прошлом году его получили. Дочка закончила здесь 11-й класс, в институт культуры поступила, средняя учится в третьем классе, младшая в этом году в первый класс. И с этим может быть проблема.

Сергей Солёный сыграл нам на своей 12-струнке. Пожалуй, ради такого действительно стоит прийти и послушать.
Сергей Солёный сыграл нам на своей 12-струнке. Пожалуй, ради такого действительно стоит прийти и послушать. Фото: АиФ/ Олеся Ходунова

- Какая? Жена работает в детском саду - кстати, а как она работает? У нее есть прописка?

- Действие РВП заканчивается летом, нужна российская прописка. Без неё не проголосовать, пособия не получить и на работу не устроиться. Младшей дочке осенью в школу идти, и если не успеем её прописать до 1 июля, то она в школу не попадёт. В Москву на гастроли собирался, а мне говорят: «И куда ты без прописки, до первого полицейского?». Жена работает в детском саду, я кручусь, как могу. Но одно дело, когда уезжаешь молодым, без семьи, ни кола, ни двора, и другое - с тремя детьми, а за плечами - одна гитара. Вот тут начинает голова пухнуть - где взять денег. 

- Не каждый мог бы встать в переходе. Как вы себя уговорили?

- А что делать? Люди встречаются иногда знакомые, кто меня раньше знал или по интернету видел. «Сергей Солёный?», «Что вы здесь делаете?», «А почему здесь?». А где? Продюсера пока нет (на момент сдачи номера на этот счёт появились некоторые подвижки в областной филармонии, и мы надеемся, что всё сложится у Сергея Солёного благополучно - ред.), я обзванивал театры и музыкальные площадки. И первый вопрос: гражданство и возраст. А возраст предпенсионный. Называю - и тишина в трубке. 

Конечно, было тяжело первый раз. Я никогда не играл в переходах. Когда есть афиши, реклама, зал - туда приходит зритель к тебе, я знаю, что ему сказать, что ему спеть. А тут… мне так стыдно было, бомжом себя почувствовал. А со временем подумал: а почему бы и нет? Ведь были по всему миру бродячие музыканты. 

Я однажды в интервью сказал, что бард должен идти по земле и нести слово в электричках, переходах… вот и накаркал. 

- А неприятные моменты бывают?

- Это когда идут мимо и бросают: «А работать не пробовали?». А разве это не работа? И сразу как комок грязи в душу бросили. Я же с шапкой не бегаю. Кому понравится музыка - даст, - нет так нет. Бывает, что аплодируют, есть те, кто специально послушать приходят. Например, бывший спецназовец из области приезжает специально, чтобы послушать песню «Не убий». 

Знаете, чем это опыт хорош? Я стою как наблюдатель, вижу, какие люди бывают, как души раскрываются, у кого броня на сердце, а у кого оно ещё горячее. 

- Полиция или охранники не прогоняют вас?

- А почему? Это не запрещено. Я не буяню, не дебоширю. Меня там уважают, два полицейских даже диски мои купили. 

Мы же братья! 

- Самый сложный период закончился? 

- Думаю, да. Самое сложное - это был период документов. Каждый раз нотариусы, документооборот, перевод документов с украинского на русский - и всё это за деньги. Но сейчас я чувствую, что здесь я свой. 

- А вам тяжело было привыкать любить уже новый край? 

- Сложно в другом. Мои родители похоронены под Константиновкой, и я даже не смогу на могилы съездить. 

- Майдан как пережили?

- Я не ездил. Но я видел, как после него ломались люди. Многие люди, которые раньше были хорошими славными друзьями, менялись бесповоротно. Печально, что те, кто ещё вчера были братьями, поддались такой ненависти к русским. Боже мой, видел видео, девочки 14 лет с топорами и ножами, кричат: «Слава Украине! Смэрть москалям, смэрть, смэрть…». Детей воспитывают в духе ненависти. Они же могут вырасти так не людьми, а нелюдями. Как же так? 

Моисей 40 лет водил свой народ по пустыне, чтобы он стал единым народом, а тут 20 лет хватило, чтобы один народ разделить. 

- Что же помогло сохранить оптимизм?

- Я просто верю, что Родина - это такая большая семья. У каждого человека есть семья. И это его маленькая родина. И хотя мне с моей семьёй пришлось уехать с моей физической родины - Украины, я не теряю бодрость духа, потому что, где моя семья, там и Родина. 

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество