Примерное время чтения: 8 минут
163

«Будут бить, кусать и царапать». Как в «Птичьем острове» спасают диких птиц

Одни из обитателей «Птичьего острова» - сестры-еноты.
Одни из обитателей «Птичьего острова» - сестры-еноты. Предоставлено организаторами приюта «Птичий остров»

Не больше трёх часов сна в сутки, прокушенные хищниками и пораненные их когтями пальцы, огромные синяки на руках от ударов крыльев крупных птиц. Это лишь небольшой перечень всех «прелестей» работы в приюте и реабилитационном центре «Птичий остров». Что держит здесь его организатора – учителя начальных классов, биологии, иностранного и русского языков и литературы с 12-летним стажем, а ещё – коррекционного психолога Алину Ерину, выяснял vlg.aif.ru.

Зимородок – необычная птица

Первого в жизни птенца она попыталась спасти, когда ей было девять. Это был сокол-пустельга Чивчик.

«Сегодня, по прошествии стольких лет я понимаю, насколько неумелой была та «реабилитация». Но тогда, в середине 90-х годов пошлого века у нас не было интернета, мы не знали людей, которые профессионально занимались бы спасением птиц и зверей. Сегодня всё это есть, существуют группы в соцсетях, в которых могут проконсультировать, как обращаться со стрижами, зимородками, совами. И когда при этом люди остаются на том же уровне сознания, что я в свои школьные годы, это, скажу откровенно – злит, бесит, раздражает, огорчает», – признаётся Алина Ерина.

Один из таких случаев, рассказывает наша героиня, был совсем недавно – позвонила девушка, рассказала, что к ней попала редкой красоты птица – зимородок. Ей тут же предложили привезти его в «Птичий остров» – у здешних специалистов есть навык обращения с такими питомцами. Но девушке то ли было лень добираться до приюта, то ли жаль отдавать птицу в добрые руки. Когда до неё дозвонились, призналась – передала зимородка в семью знакомых.

«Нам прислала только фото, на котором рядом с птицей – семечки. Но зимородок питается лягушками, мелкими позвоночными, маленькими рыбками и насекомыми! От семечек он очень скоро погибнет, и новые хозяева, в чьих руках оказалась его судьба и жизнь, наигравшись, в лучшем случае похоронят птицу, а в худшем – выбросят на помойку», – эмоциональна создательница приюта.

Выдра Суок и ворона Василий

Заниматься спасением птичьих жизней Алина Ерина продолжила и поступив в университет – в составе волонтёрской команды – и окончив его, когда уже устроилась работать в школу.

«Поначалу мы брали птиц только на передержку, приводили их в чувства и передавали в центры, занимающиеся реабилитацией. Но израненных, искалеченных пернатых было так много, что нам стало неловко перекладывать на других эту работу. И три года назад мы организовали приют для птиц и зверей «Птичий остров», – рассказывает Алина.

Первого птенца Алина Ерина попыталась спасти, когда ей было девять.
Первого птенца Алина Ерина попыталась спасти, когда ей было девять. Фото: Предоставлено организаторами приюта «Птичий остров»

Первым официальным питомцем центра стал серая ворона Василий. Он и сегодня здесь живет, став по сути символом приюта, и держит в строгости всех его обитателей. Подселять к нему в клетку никого нельзя: по натуре Васька – социопат, заклевать соседа может не в переносном, а в прямом смысле. Поэтому в приюте для него выделили отдельную жилплощадь, по которой он передвигается прыжками – сломанное крыло восстановить не удалось, летать Васёк не может.

В приют везут самых разных зверей и птиц – от ежиков до выдр, не только из Волгоградской области, но и их соседних регионов. Выдрёнок собственно был только один – Суок. В приют зверёк попал оттого, что его неправильно кормили. После реабилитации питомца переправили в Ленинградскую область, в центр «Сирин», организаторы которого специализируются на животных такого вида.

«Неправильное кормление в неволе – чуть ли не самая большая беда для «дичков». Случается, птиц кормят опарышами, которые съедают их изнутри. Когда такие временные хозяева, считая, что позаботились о пернатых, выпускают их на волю, те летят не жить, а умирать», – поясняет Ерина.

Печальной была судьба милого совёнка, который оказался в приюте после того, как женщина, к которой он попал, три месяца кормила его куриным филе. Из-за недостатка кальция у малыша развился рахит, у него было восемь переломов крыльев, волнистые лапы, на которых он не мог ходить. Но пострадали не только кости – все внутренние органы. И хотя в реабилитационном центре ему делали уколы кальция и подбирали правильное питание, прожил совёнок только год.

Многострадальный Тихон

Содержится приют на средства Алины Ериной, её соратников-волонтёров, участников редких благотворительных акций в зоомагазинах и друзей – подписчиков странички в соцсети «ВКонтакте», которые время от времени перечисляют небольшие средства – кто сколько может.

«На самом деле работа в центре реабилитации и приюте неблагодарная – тебя всегда будут бить, кусать и царапать те, кого ты будешь пытаться спасти. Для диких зверей и птиц, особенно пострадавших от человеческих рук, люди – враги. Даже привыкая к сотрудникам приюта они никогда не станут полностью ручными – это не заложено в их природе, как у собак и кошек», – делится Алина.

Но всё же некоторые питомцы испытывают к своим спасателям нежные чувства.

«У нас была маленькая щурка, которая, к сожалению, прожила совсем недолго. Поначалу как и все попавшие к нам птицы и звери боялась людей. А когда прижилась, взяла привычку садиться на шею, прижиматься головой и петь необычно переливчатым голоском», – вспоминает зоозащитница.

Нежные отношения сложились у неё и с орланом-белохвостом Тихоном. Какой-то горе-охотник подстрелил эту краснокнижную птицу. Тиша упал, промок под дождём, а под утро ударил мороз и орлан вмерз в лёд. Нашли его жители ростовской глубинки, куда зимой не добраться. Помогли местные депутаты – направили в хутор машину, на которой птицу доставили в волгоградский приют.

У Тихона развилось воспаление лёгких, он чихал и кашлял. Из птичьего тельца извлекли шесть дробин. Он начал было поправляться, а потом резко ослеп. Алина баюкала его, завернув в одеяло, пела колыбельную, кормила из рук. Нашла офтальмолога, который прооперировал орлана и восстановил зрение на одном из глаз. Сейчас Тиша откликается на Алинино «курочка моя» и спешит на её голос, когда она появляется в вольере, выстроенном для трёх орланов, живущих в приюте. Два других – с не менее трудной судьбой.

Интеллектуальная Кассиопея

В такие минуты сердце тает, признаётся Алина Ерина. И обращается к волгоградцам – если нашли птицу, особенно птенца-слётка, не всегда нужно брать его в дом. Только если у того есть раны, его жизнь в опасности. А если уж взяли, позвоните в «Птичий остров», проконсультируйтесь – как и чем кормить, как ухаживать, в каких условиях содержать. Телефон приюта – 8-937-724-00-25. Чувствуете, что не справитесь – отдайте в приют.

«Птенцов стрижей, например, нужно кормить каждые 2-3 часа. Они едят очень много насекомых, а некоторые ещё и вредничают – им нужно уметь открывать клюв. И обходится их кормление очень дорого – около четырёх тысяч в месяц на одного птенца», – приводит пример Ерина.

Главное – помнить: птица – не игрушка, какой бы красивой и забавной она не была. Это живое существо, творение природы на жизнь которого человек не имеет права посягать.

Многие из них, как, например, черный ворон Кассиопея, обладают интеллектом, мгновенно чувствуют настроение человека, передавая его интонациями – от низкого рыка до радостного мурлыканья.

«Еду Кассиопее мы приносим упакованной в коробках, чтобы интереснее было добывать. И ворон быстро с ними справляется. А ещё обожает играть в мяч и общаться с гостями – выгибает шею, показывает пёрышки. Зимой, когда будет побольше времени, начнём учить её разговаривать», – строит планы Ерина.

Единственное, что огорчает Алину – не всех питомцев можно спасти. Некоторые попадают в приют в таком состоянии, что помочь им уже невозможно. И уносят с собой частицу её сердца.

Для желающих помочь приюту – ссылка на страницу «Птичий остров» в соцсети «ВКонтакте».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах