aif.ru counter
391

Пассивный контроль. Почему в Волгограде не нашли источник удушливого запаха

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Нижнее Поволжье №39 24/09/2014
Олеся Ходунова / АиФ-Волгоград

«Чем у вас сегодня пахнет?» - это не вопрос из области кулинарии. Удушливый запах приводит в отчаяние жителей нескольких районов Волгограда и часть Волжского. 

Число жалоб в службы экологического надзора и медицинские учреждения достигло 600. И власти не могут дать ответ: откуда эти выбросы и когда они прекратятся. Почему?

Об этом беседуем с Владимиром ЖЕЛТОБРЮХОВЫМ, известным экспертом в сфере экологической промышленной безопасности, заслуженным экологом РФ.

У семи нянек

- Разве нормальна ситуация, при которой горожан травят третий месяц подряд, а виновные не найдены?

- А чем реально располагают экологические и природоохранные органы? У регионального министерства природных ресурсов в принципе нет собственных механизмов мониторинга атмосферного воздуха. Сертифицированные лабораторные комплексы есть лишь у Росприроднадзора по региону да у муниципального департамента по охране окружающей среды. Но пока экологи соберут жалобы, пока отреагируют, выйдут на место предполагаемого ЧП, там, как правило, уже ничего подозрительного не фиксируется. Получается парадокс: люди чувствуют удушающую вонь, а экологические службы не могут доказать её наличие. В итоге и рождаются самые разные версии. Слышал, что по ночам через город идут составы с промышленной едкой «химией», которая протекает. Или на законсервированном алюминиевом заводе развернули некое новое вредное производство. Но всё это домыслы.

- А что же на самом деле?

- Вероятнее всего, виноваты небольшие предприятия стройкомплекса, имеющие дело с переработкой высокосернистых нефтяных отходов. Но это лишь моё предположение. Нужны доказательства.

- Как их добыть? Может, пригласить экспертов из других регионов?

- Нужно менять существующую систему экологического контроля: превратить её из пассивно-фиксаторской в мониторингово-профилактическую. В Германии, Японии, США ответственность за оперативный экологический контроль целиком возложена на местные власти. При этом муниципалитет привлекает к непрерывному экологическому контролю независимые экспертные центры, как правило, созданные при крупнейших технических вузах с мощной лабораторной и экспертной базой.

Кроме того, на любом потенциально опасном предприятии в странах Запада установлены датчики качественного и количественного анализа атмосферных выбросов. Все данные сведены на единый диспетчерский пункт контроля. Как только операторы видят, что уровень выбросов превышен,  немедленно выезжает оперативная группа, выясняет причину утечки и принимает меры по устранению. То есть нигде в цивилизованных странах не ждут звонков от жителей, тем более не ждут трагедий или массовых заболеваний, чтобы устранить проблему.

Безадресный карман

- Заставить сами предприятия чётко исполнять требования экобезопасности разве нереально?

- Реально. Но здесь нужно также пересмотреть систему, которая существует в российском госэкоконтроле. Она по сути сводится к тому, что нарушителей законодательства об охране воздушного, водного бассейна штрафуют ровно столько раз, сколько раз выявлено нарушение. И на этом всё.

Плюс к этому со всех предприятий регулярно берут так называемую плату за негативное воздействие на окружающую среду. Но эти платежи обезличиваются в общем бюджетном «котле». Хотя лет 20 - 25 назад существовала система, при которой предприятия, вкладывающие собственные средства в очистные сооружения, в их модернизацию, получали льготы. 

Сегодня этого нет. И мы имеем патовые ситуации. Например, и Росприроднадзор, и природоохранная прокуратура годами накладывают санкции на «Красный Октябрь», «Волжский Оргсинтез» и другие промпредприятия, а те продолжают загрязнять либо атмосферу, либо подземные горизонты.

- То есть интересы экологии и экономики переплетены?

- Именно. На экологических технологиях, управлении отходами получают баснословные прибыли. У нас почему-то всё не так. Полигоны твёрдых бытовых отходов воспринимаются собственниками как обуза. Процент вторичного оборота ценного сырья - пластика, бумаги, картона - не более 10. Остальные 90% зарываются в землю. В странах Запада обратная «пирамида». Там 90% бытовых отходов вовлекается во вторичную переработку. В любом супермаркете Германии стоят автоматы по приёму вторсырья. Из использованных ПЭТ-бутылок делают пластиковую черепицу, тротуарную плитку, непищевые ёмкости. У нас мусор пытаются заставить собирать не экономическими методами, а чуть ли не «пионерскими» субботниками. Если мы пока не умеем извлечь прибыль из этой золотой жилы, то должны хотя бы создать благоприятные условия для инвесторов - федеральных или иностранных. Лишь бы они убрали помойки, которые  цивилизованными полигонами ТБО язык назвать не поворачивается.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах