aif.ru counter

«Жить!». Как танцовщица с лейкозом поставила спектакль о борьбе с болезнью

«АиФ-Волгоград» пообщался с 22-летней онкобольной танцовщицей местного музтеатра Светланой Ивушкиной и узнал, как она поставила спектакль, будучи в тяжелом состоянии, и как изменилась ее жизнь после страшного диагноза.

Светлана Ивушкина не теряет оптимизма, несмотря на тяжелую болезнь.
Светлана Ивушкина не теряет оптимизма, несмотря на тяжелую болезнь. © / Анастасия Семенченко / АиФ

22-летняя Светлана Ивушкина - очень светлый и позитивный человек. Девушка постоянно улыбается и шутит. Сначала даже не догадаешься, что у нее лейкоз и иногда она плачет, потому что боится остаться без донора. Единственное, что выдает в ней онкобольную – отсутствие волос и красная шапочка на голове, которую она старается не снимать. Девушка очень переживает, что ей пришлось сбрить красивые волосы, а еще мерзнет из-за этого. Как Светлана поставила спектакль, почему поход в поликлинику заканчивается для нее нервным срывом, почему она считает, что ее родителям тяжелее, чем ей и как она находит силы танцевать, узнал «АиФ-Волгоград».

Мечтала о сцене

6 ноября в Волгоградском музыкальном театре прошел показ благотворительного спектакля «Жить!», поставленного Светланой. Артисты пытались показать зрителям, как девушка борется с болезнью и как морально переживает случившееся с ней. Планировалось, что вырученные от продажи деньги пойдут на поиск донора для нее, однако вышло немного иначе. Постановка спектакля стала для нее большим неожиданным опытом. «Танцую с трех лет. В музыкальном театре работаю всего два года. До него в качестве хореографа обучала детей танцам. В какой-то момент поняла, что хочу развиваться дальше – выступать на сцене – и оставила преподавательскую деятельность. В марте приняла участие в конкурсе президентских грантов. Написала для него сценарий для спектакля и неожиданно выиграла», - вспоминает Светлана. 

Казалось, заболела несерьезно

Изначально спектакль назывался «Пусть всегда будет солнце» и был приурочен к 75-летию годовщины Победы в Великой Отечественной войне. В нем Светлана хотела донести до публики идею о том, что во всем мире всегда должен быть мир. Однако в мае девушка заболела. «Почувствовала недомогание, поднялась небольшая температура, - рассказывает Светлана. На носу были выпускные госэкзамены, я оканчивала ВГИИК. Ходила на занятия больная. На выходных решила пропить антибиотики, но они мне не помогли, что меня насторожило. Стала замечать, что у меня на теле не проходят синяки, которые я частенько получаю, когда танцую и падаю, более того, они подозрительно усилились. В один из дней отпросилась в поликлинику». Медики взяли у Светланы анализы и отпустили домой.

Однако вечером кто-то написал ей в соцсети с незнакомой страницы и попросил срочно прийти в поликлинику. «Я подумала, что кто-то прикалывается. На странице не было ни фото, ни информации о человеке. Когда пришла, терапевт попросила меня пересдать кровь. Я очень удивилась, стала спрашивать, зачем. Она начала нехотя рассказывать что-то про низкий гемоглобин, про то, что у меня не в порядке тромбоциты и т.п. Говорила очень отдаленно, завуалировано. Я ничего не понимала и буквально выпытывала у нее информацию. Не выдержав, с дуру ляпнула ей: У меня что, рак? Терапевт замолчала, а потом сказала, что не будет ничего утверждать», - вспоминает Светлана. После этого девушка выбежала из поликлиники и зарыдала. Этот день стал для нее одновременно самым счастливым, так как ей перечислили долгожданные деньги на постановку спектакля, и самым трагичным.

Мутирующая клетка

Светлана пересдала анализы, и врачи сообщили ей, что у нее в крови есть клетки, которые предшествуют раковым и ей нужно в онкодиспансер. «Приехали с родителями в диспансер, чтобы у меня взяли на проверку костный мозг. Нам казалось, что ничего серьезного не подтвердится, и мы приехали просто на консультацию, скоро вернемся домой. Через час результаты анализа были готовы, и главврач сказал мне, что забирает меня в отделение. Мы с мамой и папой были в шоке. Вечером я собиралась ехать на репетицию, у меня с собой была форма. Мысли в голове перемешались, но думала я не о болезни, а о том, как буду через две недели сдавать госэкзамен», - рассказывает Светлана. А еще девушка испугалась, что не сможет реализовать грант. По его условиям, она должна была бесплатно показать спектакль шесть раз в разных театрах Волгоградской области. Реализовывать это пришлось дистанционно, лежа в больнице. Светлана наняла режиссера, хореографа, артистов. «Постоянно контролировала процесс создания постановки. Премьера прошла в июне. Потом моя команда показала постановку еще два раза. Три оставшихся спектакля мы планировали показать осенью», - поясняет девушка.

В России донора нет

Вдруг в сентябре Светлане понадобились деньги на поиск донора. «Мои коллеги, преподаватели из вуза и друзья предложили поменять сценарий и сделать один показ благотворительным, рассказать людям о моей болезни», - отмечает она. Танцовщица думала, что будет собирать деньги на донорство два-три месяца. «Плюс, надеялась, что мне поможет новый спектакль. Но деньги удалось собрать всего за неделю. Я хотела отказаться от благотворительного показа, но меня уговорили не делать этого, ведь еще понадобятся средства на реабилитацию и дальнейшее лечение», - скромно рассказывает Светлана.

«Когда мне прислали новый сценарий, я плакала – в нем полностью описана моя история. Это очень тяжело», - вспоминает девушка. Команда Светланы ставила спектакль о ней сама, не допуская ее до репетиций и готовя сюрприз. Ради участия в нем приехали ее друзья-коллеги даже из других городов, желая помочь в беде. Девушка немного расстраивается, что не смогла выступить с ними на сцене. «У меня часто идет борьба между телом и мозгом. Тело не может танцевать также хорошо, как раньше, а мозг придумывает все новые и новые идеи», - отмечает она.

Изначально о своей болезни Светлана рассказала только самым близким друзьям. «Для других это была тайна. Я не хотела, чтобы меня жалели, плакали. Мне самой тяжело, если еще все друзья будут в трауре, мне станет еще хуже. У меня много знакомых, коллег, многие знают меня в моем вузе. Я понимала, что рано или поздно пойдут слухи о моей болезни, меня начнут постоянно спрашивать о ней. А еще я начала лысеть и мне понадобилось переливание крови, скрывать уже было глупо. Я написала об этом в соцсети и рассказала о раке, ведь, ели кто-то из них пойдет сдавать кровь, то все равно узнает о лейкозе, ведь при сдаче нужно сказать, что она для Ивушкиной в онкодиспансер», - отмечает Светлана. Сначала после этого откровения никто не поверил в болезнь.

«Некоторые друзья не могли найти слов для поддержки, но очень хотели мне помочь. Один друг даже приехал на один день ко мне из Москвы, чтобы навестить. Каждый день мне кто-то пишет слова поддержки», - рассказывает Ивушкина.

Светлане нужна пересадка костного мозга. «У нас с братом совместимость крови по ДНК всего 50%, у родителей еще меньше. Пересадка от него опасна. В российском реестре для меня нет донора. А вот в европейском – миллионы. Но эти люди давно сдавали кровь, с ним нужно связываться, узнавать, не переболели ли они за это время чем-то серьезным, не передумали ли быть донором», - поясняет Светлана.  А еще донору нужно пройти дорогостоящее обследование, именно на него девушка и собирала деньги.

Поиск донора - долгий процесс, который занимает около двух-трех месяцев. Спасителя для Светланы обещали найти после нового года. «Если не найдут, то, возможно, пересадим костный мозг от брата, но это очень опасно», - вздыхает Светлана.

А пока девушке ищут донора, она регулярно проходит курсы химиотерапии - на днях для нее начинается уже пятый по счету. «Они нужны, чтобы у меня в организме не мутировала одна клетка. Для пересадки костного мозга у меня в организме все должно быть в порядке», - рассказывает она. Каждый курс длится около четырех-пяти недель.

Истерики и депрессии

Поход в поликлинику перед химиотерапией иногда заканчивается для девушки буквально нервным срывом. «Врачи не всегда бывают лояльны к таким, как я. Иногда затягивают сдачу анализов. А еще приходится сидеть в поликлинике в огромной очереди среди толпы людей, для меня это опасно, у меня ведь слабый иммунитет. Но находятся и понимающие врачи, которые пытаются принять меня побыстрее, заведующая очень понимающая, старается мне помогать», - рассказывает Светлана.

В онкодиспансере Светлане нравится. «Врачи относятся ко мне хорошо. В моем отделении меня все устраивает. У нас строгие правила - к нам нельзя заходить в верхней одежде, все в масках. Меня ведет прекрасный врач. Мне не страшно, что со мной сделают что-то не то. Я в надежных руках», - считает девушка.

Но в онкодиспансере не всегда радужно. «Ночью иногда слышу, как в других палатах плачут больные раком дети. А еще раньше со мной лечился один мальчик, с которым мы очень сдружились, ходили вместе пить чай, ужинать. В один день мне позвонили и сказали, что он умер. Я дико переживала. Старалась не думать о своей возможной смерти. Бывают дни, когда у меня срывы - я плачу в больнице, у меня затяжное плохое настроение, мне страшно. Периодически меня в таком состоянии видит мама. Я думаю, родителям тяжелее, чем мне, им больно смотреть на это. Но стараюсь все же не раскисать, ведь, как говорят врачи, 50% выздоровления – это настрой пациента», - делится Светлана.

Знакомые Светланы поражаются ее настроению. Девушка старается быть активной, даже когда чувствует себя не очень хорошо. «Если весь день буду сидеть дома, мне станет еще хуже», - поясняет она.

Когда девушка возвращается домой, то пытается максимально насытить свои дни встречами с друзьями, танцами, общением с родителями и т.п., ведь близких не всегда пускают к ней в палату в больнице. «Когда приезжаю домой, складывается ощущение, что приехала с командировки. Мама надраивает квартиру, готовит вкусности, собаку, к сожалению, увозят на дачу, так как она переносит бактерии», - рассказывает Светлана.

Из-за болезни питание Светланы изменилось. Ей нельзя есть жареное, перченое, соленое, а также фрукты и овощи, которые не прошли обработку высокими температурами, ведь на них могут быть микробы. В столовой в больнице девушка не ест, родители привозят ей еду из дома.

«Возле онкодиспансера есть ларек с гамбургерами и другими вредными продуктами. Изредка с другими пациентами едим их, радуем себя, -вспоминает Светлана. - Вообще часто, когда собираюсь что-то сделать, как будто спрашиваю кого-то, а можно ли мне это? Не станет ли хуже, если, к примеру, съем тортик?»

«Хочу жить и помогать больным раком»

«Недавно поняла, что безумно люблю жизнь и хочу жить. Очень хочется выздороветь и кайфовать от того, что не нужно ложиться в больницу, можно спокойно общаться с друзьями, завести семью. Раньше я жизнь принимала как должное, часто была недовольна чем-то. Сейчас я кайфую от всего – и плохого, и хорошего. Когда из больницы выхожу, понимаю, какой каждый день крутой. Хотела раньше переехать из Волгограда, но поняла, что мне здесь так уютно, здесь родные и друзья. Знакомые иногда жалуются на то, что сильно устают на работе, а я думаю, как же я хотела бы сейчас поработать в режиме 24/7», - отмечает танцовщица.

«В интернете мало информации о лейкозе. Но в инстаграме некоторые онкобольные ведут блоги, рассказывают о личном опыте. И я тоже стала тоже писать, общаться с ними, чтобы мне было легче, и знакомые знали, что со мной происходит», - отмечает Светлана.

Девушка мечтает, что как только выздоровеет, начнет еще активнее привлекать людей к донорству, чтобы таким, как она, было проще вылечиться.

Если вас зацепила история Светланы и вы хотите ей помочь, то можете найти ее контакты здесь.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что в Волгограде кондуктор отсудила 200 тыс за травму на работе?
  2. Может ли кошка отравиться, если съест домашнее растение?
  3. Правда ли, что певица Слава выкупила и спела песню волгоградца?