aif.ru counter
41580

«Все говорили, что мы дождемся беды». Жильцы дома №47 о взрыве в Волгограде

Сюжет Взрыв бытового газа в жилом доме в Волгограде
Григорий Белозеров / АиФ

21 декабря спасатели в Волгограде продолжили разбирать завалы на месте взрыва бытового газа в девятиэтажном жилом доме. Уже расчищено три этажа, но судьба 4 человек по-прежнему остается неизвестной.

Корреспондент «АиФ-Волгоград» поговорил с пострадавшими, которые сейчас находятся в пункте временного размещения, и узнал, за что они себя винят и кому хотят сказать спасибо.

«У вас паспорт с собой?»

Школа № 33 в Дзержинском районе Волгограда издалека напоминает большой муравейник: машины, припаркованные несколькими рядами, люди с большими пакетами. На пороге всех встречают женщины с бейджиками «Работник школы». Коридоры до отказа наполнены людьми.

В коридорах школы очень много людей.
В коридорах школы очень много людей. Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

«Девушка, у вас паспорт есть, – за руку меня хватает одна из сотрудниц школы. – Вы временное получили?»

Объясняю, что я не пострадавшая и иду дальше. Через 5 минут ко мне подходит еще одна учительница: «Что из документов у вас сохранилось? Вам помочь?»

Помочь здесь готов, кажется, каждый. Учителя ищут в коридорах людей с потерянным взглядом и подсказывают им, что делать. Психологи деликатно подсаживаются к волгоградцам, оставшимся без дома, заводят с ними разговор. Школьники, у которых в понедельник отменили уроки и которые имеют полное право сидеть дома и не думать о чужих проблемах, разносят воду.

Ночь жильцы дома № 47 провели в гостиницах, у знакомых и родственников. Но утром 21 декабря они приехали в школу, чтобы решить вопрос с документами. Все нужные ведомства прислали своих сотрудников в пункт временного размещения.

«Если у вас при себе никаких документов нет, обращайтесь к нашему специалисту – мы на 10 дней выдадим вам временное удостоверение личности, – терпеливо объясняет сотрудник УФМС. – Это удостоверение вам необходимо, чтобы вы могли получить социальную выплату, решить другие вопросы. Когда будет организован доступ в дом, и вы заберете оттуда паспорта, временное удостоверение утратит свою силу. Если же документы сгорели или испорчены, то мы в течение 10 дней выдадим вам новый паспорт».

Помимо временных удостоверений личности пострадавшим выдают прямо на месте новые пенсионные удостоверения, оформляют СНИЛС. В первую очередь все получают от МЧС справку о пожаре.

Полностью уничтожено несколько десятков квартир.
Полностью уничтожено несколько десятков квартир. Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

«Здесь написано, что моя квартира повреждена, – пожилой мужчина держит в руке кипу бумаг, среди которых справка о пожаре. – Квартира не повреждена, ее нет просто и имущества нет. Я на 9 этаже жил, там ничего не осталось. Почему нельзя написать, что квартира уничтожена?»

Сотрудники областной администрации пытаются успокоить пострадавшего: мол, это предварительные формулировки для оказания первой материальной помощи в размере 20 тысяч рублей, дальше все будет уточнено.

«Нет ничего более постоянного, чем временное», - недовольно отвечает бывший житель 9 этажа.

Кофт много, а вот белья не хватает

В коридоре постоянно мелькают пакеты – люди везут и везут вещи для пострадавших.

«Мы из Краснооктябрьского района, привезли детские вещи, - говорит молодая девушка, ее муж передает работникам школы сумки. – У нас двое детей, представляем, как тяжело остаться вот так без всего. Были бы деньги, помогли деньгами».

В школьные двери заходит мужчина с мальчиком лет семи. Они принесли большой пакет с одеждой.

«Что-нибудь ещё надо?» – спрашивает взволнованно мальчик.

После обеда 21 декабря было решено прекратить принимать вещи б/у. По словам волонтеров, нужны только новые вещи, с этикетками.

«Не хватает носков, нижнего белья, халатов, всех возможных размеров, и детских, и взрослых. Обуви не хватает — зимней и тапочек. Также необходимы куртки – детские и взрослые, всех размеров. Треники, ночнушки и детская обувь», — говорят волонтёры.

А вот в избытке, по их словам, тёплые кофты, футболки, постельное белье и детские игрушки.

Ученики школы № 33, кажется, в восторге от своей роли волонтеров. Они помогают пожилым женщинам подбирать обувь по размеру, выдают продукты, провожают в столовую.

В столовой пострадавших кормят практически непрерывно.
В столовой пострадавших кормят практически непрерывно. Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

«Старшеклассники вчера пришли сами, принесли свои вещи. Поначалу им в школе делать нечего было, во дворе толпились, – рассказывает работник школы Сергей Петрович. – Потом привезли кровати, ребята их сами схватили, начали таскать в школу. Они умеют помогать и знают, что делать. К тому же в этом доме были их друзья, одноклассники».

Квартира № 39

В школьных кабинетах запах лекарств смешивается с ароматом мандаринов, которые раздают волонтеры. Вера Александровна держит в руках тонкую оранжевую кожуру и разговаривает по телефону с родственницей: кума переживает за ее здоровье и предлагает помощь. Пожилая женщина жила во втором подъезде, в котором и находился эпицентр взрыва.

«Мы с сыновьями и племянницей успели выйти прямо перед обвалом, – говорит Вера Александровна. – Прогремел страшный взрыв. Мы как-то сразу сориентировались, взяли все документы, даже на квартиру, оделись и вышли. Спустились по лестнице – она уцелела. Ломимся в дверь подъезда, а она не открывается».

Вера Александровна жила в подъезде № 2.
Вера Александровна жила в подъезде № 2. Фото: АиФ/ Юлия Шеверева

Дверь оказалась заблокирована массивным подъездным козырьком. Больше сотни человек из второго подъезда выбирались из дома через квартиру № 39 на первом этаже.

«Дай Бог здоровья и дай Бог ей разбогатеть этой женщине, у нее было простое деревянное окно и не было решетки, – вспоминает Вера Александровна. – Ее сын и внук, спасибо им большое, помогали людям через окно квартиры выйти: спускали, ловили».

Иван Сребин, молодой парень лет 20, один из героев этой истории, скромно стоит в стороне.

«Ваня, иди сюда, расскажи», - подзывает Вера Александровна своего соседа.

«Я лежал на кровати и смотрел телевизор, – говорит Иван. – Услышал грохот, стены задрожали. В окно увидел осколки на земле. Вскочил, растерялся и обратно лег. Дядя забегает и кричит: «Сейчас завалит, уходить надо». Мы в подъезд, а дверь не открывается. Ну и давай всех через окно выводить. Дядя подавал, а я принимал детей, пожилых людей. Мозги вообще не соображали, не помню, сколько народу так вытащили».

Алексей помогал соседям выбраться из дома.
Иван помогал соседям выбраться из дома. Фото: АиФ/ Юлия Шеверева

Пока все жильцы покинули второй подъезд, уже приехали спасатели. Иван хотел вернуться в дом и забрать документы, но его не пустили.

«Пожарных мы ждали минут 30, но пока они приступили к тушению еще много времени прошло: сначала машина у них застряла, потом деревья пилили, которые мешали тушить, – вспоминает Иван. – Но они – молодцы: отреагировали быстро, когда дедушка из окна прыгать собрался. Спасатели растянули тент и поймали его».

Иван родом из Краснодарского края, города Крымска, в котором в 2012 году случилось страшное наводнение.

«Я там тогда тоже был, на потопе. Мне везет на ЧП. Но зато живой, – улыбается молодой парень. – Сейчас ночую у знакомых. Хотел на Новый год домой уехать, но теперь и не знаю, получится ли. Я ведь как из дома выбежал, так до сих пор и хожу. Ни одного документа нет».

«Мы сами виноваты»

У жильцов дома № 47 очень много вопросов: нужна ли справка о пожаре тем, в чьей квартире не было пожара, где сейчас жить, когда их пустят в дом за вещами, что будет с домом.

«А домашних животных можно забрать? У нас там кошка осталась», – спрашивает женщина у представителей областных и городских властей, которые организовали встречу с пострадавшими. Ей пообещали, что как только в дом можно будет зайти, животных вызволят.

Жильцы пострадавшего дома говорят, что беда их сплотила.

«Мы с соседями сегодня встретились как родные – обнимаемся, целуемся, рады, что все живы, – говорит Вера Александровна. – Вот только в беде в 64 квартире мы сами виноваты. Надо было давно бить в колокола».

Эпицентр взрыва находился на 7 этаже.
Эпицентр взрыва находился на 7 этаже. Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

Большая часть жильцов уверенна, что причиной взрыва стала квартира на 7 этаже, в которой жил молодой мужчина с психическими отклонениями. Единственный погибший, обнаруженный на данный момент, это дедушка нездорового молодого человека.

«Эта семья жила там с момента постройки дома, – говорит их соседка. – Вроде нормальные были, а потом как-то резко ото всех отгородились. Сына вырастили вон каким, во всем ему потакали. А он чего только в квартиру не тащил. Я лично прошлым летом видела, как он заносил газовый баллон. У него мотоцикл был, и он прямо в квартире его ремонтировал. Там все завалено было хламом».

Вера Александровна была одной из тех, кто жаловался участковому на соседей, захламляющих свою квартиру.

«Они потом в администрацию передали жалобу, – продолжает женщина. –Приходили к ним полицейские, посмотрели и сказали: «Да, если у них там рванет, вам мало не покажется». Все говорили, что мы когда-нибудь дождемся. И дождались. Нам надо было срочно вычищать эту квартиру, но мы этого не сделали».

Дом № 47 отключен от всех коммуникаций.
Дом № 47 отключен от всех коммуникаций. Фото: АиФ/ Григорий Белозеров

Сейчас дом № 47 отключен от тепла, воды, электричества и газа. Он оцеплен полицией, вход внутрь запрещен. Встречать Новый 2016-й год людям придется не дома.

«Елку я в квартире поставить не успела, – говорит Вера Александровна. – Но праздника хочется, не надо от него отказываться, встречать будем. Самое главное – мы живы».

Отгородить от новостей

Среди без вести пропавших пока числится четыре человека. Их спасатели ищут под завалами дома. В больницах сейчас остается 10 пострадавших – одного ребенка выписали утром понедельника.

Сотрудник МЧС, получивший сотрясение мозга во время спасательных работ, уже рвется в бой и просит его выписать. Беременная женщина сейчас лежит в гинекологическом отделении. У нее угроза выкидыша на 18 неделе. В реанимации остался один пациент – 54-летний мужчина, военный, у которого старое пулевое ранение усугубило общее состояние после трагедии.

77-летний мужчина, выпрыгнувший во время пожара из окна, уже чувствует себя лучше. 21 декабря его перевели из реанимации в травматологическое отделение. Вместе с ним из реанимации перевели и 22-летнего мужчину. Его жизни уже ничего не угрожает, но, по словам медиков, он не хочет ни с кем разговаривать: под завалами дома осталась его девушка.

Всех пациентов навещают родственники. У людей не осталось ни жилья, ни средств к существованию. По словам врачей, они стараются огородить своих пациентов от посещения посторонних и от новостей. Как сейчас выглядит их дом, люди не знают. Врачи говорят, что это к лучшему.

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах