240

Властям больше не нужны. Куда деваются ТОСы в Волгограде?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Нижнее Поволжье №39 29/09/2021
Сегодня ТОСы в основном отрабатывают проекты по новым детским площадкам.
Сегодня ТОСы в основном отрабатывают проекты по новым детским площадкам. / Виктор Яшуков / АиФ

Когда на заре нового века в Волгоградской области начали создавать ТОСы, одни со всей страстью поддерживали идею территориального общественного самоуправления, другие отнеслись к ней скептически: очередная кампанейщина. Третьи возмущались – власти ищут пути привлечения людей на выборы, чтобы обеспечить их легитимность. 

Кто был прав, показало время. В наши дни из 1360 с лишним ТОСов – юридических лиц в области осталось около 860. Но и те, кто выжил, нередко существуют больше на бумаге. Почему так произошло, разбирался «АиФ»-НП». 

Как всё начиналось

О том, что стало предпосылкой для создания ТОСов в Волгоградской области, рассказывает Сергей Дмитриев, бывший советник стоявшего у истоков тосовского движения экс-губернатора Николая Максюты.

– В начале этого века на местах сложилась катастрофическая ситуация, – вспоминает Сергей Матвеевич. – Коллективные хозяйства, на которых держалась экономика и социальная жизнь сельских поселений, ликвидировались. Тогда-то и возникла идея создания  органов территориального общественного самоуправления, которые должны были работать в тесном партнёрстве с администрациями и действующими хозяйствами. В качестве стартового капитала в 2006 году на каждый ТОС из регионального бюджета было выделено по 100  тыс. руб. Тосовцы занимались буквально всем – от ремонта дорог и строительства мостов до празднования дня рождения самой популярной бабушки в квартале. 

– После многолетней заброшенности жители территорий снова почувствовали, что они кому-то нужны, – рассказывает экс-руководитель ТОС «Совхозный» в Суровикинском районе Ирина Дербенцева. – Помню, как-то мы решили поздравить с Днём Победы тружеников тыла. Бабушка, оказавшаяся последней в нашем списке, не дождалась нас дома, вышла на улицу, стояла и плакала – боялась, что о ней забыли. Настолько отвыкли люди от внимания, которое было им жизненно необходимо. 

В 2008-м принцип финансирования сообществ самоуправления изменили – стали проводить конкурс, на основании которого определялись наиболее эффективно работающие организации ТОС. Победители получили по 1 млн руб. Средства передавали на места, и там на собраниях жители решали, на что их потратить. Тот же ТОС «Совхозный» передал часть премиальных на возрождение местной конноспортивной секции. Городищенский ТОС «Строитель», объединив премии за два года, купил трактор «Беларусь» и сельхозинвентарь, чтобы помогать начинающим фермерам. 

– Массовое образование ТОСов было связано как раз с тем, что на их деятельность были предусмотрены средства в областной казне, – считает член региональной Общественной палаты, доктор политических наук Алексей Бардаков. – Предположим, годовой бюджет сельской администрации составлял 2 млн руб. В поселении создавали 10  ТОСов и таким образом привлекали ещё 1 млн на решение местных проблем. 

Средств на поддержку института самоуправления самого низового уровня на первых порах не жалели. Призовой фонд областного конкурса на звание лучшего ТОСа ежегодно увеличивался в разы. Так, в 2006-м он составлял 30 млн руб., в 2007-м – 65 млн, в 2008-м – 120 млн руб.

– Такие расходы были вполне оправданы, – считает президент Центра гражданского образования Инна Прихожан. – В одном из разговоров Николай Максюта как-то упомянул, что на 260 млн руб., вложенных в развитие ТОСов, область получила результат, измерявшийся 3 млрд руб. При таком мультипликаторе логично было бы выстраивать политику развития тосовского движения и дальше.

Без преемственности решений

По мнению Сергея Дмитриева, похоронил во многом массовое тосовское движение в регионе пришедший в 2010 году на замену Николаю Максюте Анатолий Бровко. 

– Новый назначенец на должность главы региона был убеждён, что можно обойтись без территориальной системы самоуправления, – отмечает Дмитриев. – После упразднения института полпредов губернатора на сельских территориях система и вовсе затрещала по швам. Премии ТОСам решено было оставить, но распределялись они уже не по принципу эффективности работы, а на основании механической уравниловки – по количеству ТОСов в районах. 

Сегодня в тосовском движении эффективно работают самые стойкие, подводит итог эксперт. Это, например, ТОС «Буревестник» в Красноармейском районе, ТОС «Волгоградский» в Калачёвском, ТОС «Перелазовское Центр» в Клетском, ТОС «Реконструкторское» в Михайловке, ТОС «Высота» в пос. Горная Поляна.

– Но такие героически работающие ТОСы – в пределах статистической погрешности, – считает Инна Прихожан. 

По её мнению, ошибкой стал перевод ТОСов на проектное финансирование в числе других НКО. 

– В большинстве своём тосовцы не умеют оформлять заявки на участие в конкурсе на президентский грант, – поясняет эксперт свою позицию. – Чаще всего их как под копирку составляют работники администраций. В результате получаются проекты, похожие друг на друга, как песчинки в песочнице. Почему-то чаще всего это спортплощадки, как будто только их и не хватает сегодня на селе. Победителей среди одинаково слабых проектов выбирают методом тыка. К тому же проектное финансирование для ТОСов предусмотрено в весьма небольшом объёме и это разовая выплата. Я допускаю, что на 500 тыс. руб., рассчитанных на год, можно высадить цветы и провести праздник, но реально сделать что-то даже для небольшого посёлка, станицы невозможно. Грант – это, образно говоря, кусочек колбаски для бутерброда, а хлебушек для него должен быть собственным.

С протянутой рукой

В числе тех, кто стал победителем конкурса на президентский грант 2020 года, – ТОС «Перелазовское Центр», которое возглавляет Валентина Петечук

– Средства, полученные в рамках гранта, целевые, – рассказывает общественница. – На них мы могли установить только спортплощадку на месте бывшей свалки, о которой заявляли в проекте. Но при этом территорию мы расчистили своими силами с помощью жителей хутора. Один из тренажёров нам выделили партнёры из Таганрога. Чтобы ТОС мог участвовать в конкурсе, налоги оплатил местный фермер Фёдор Баев. 

Своих денег у ТОСов больше нет. Сегодня, чтобы провести любое, даже небольшое мероприятие, тосовцам приходится просить о спонсорской помощи с протянутой рукой. 

Алексей Бардаков уверен: финансы в принципе не могут быть основой общественного самоуправления – оно должно выстраиваться на общественных началах. Но возглавлять ТОСы при таком подходе могут лишь те, у кого есть свободное время и желание тратить его на общественную деятельность. 

– Что будет с ТОСами дальше, предсказать сегодня сложно, – говорит Инна Прихожан. – Если изменения будут направлены на привлечение граждан к самодеятельности, они получат второе дыхание. Добавлю только, что для небольших городов и сельских территорий это единственно удачная форма проявления гражданской активности. В крупных городах люди объединяются по профессиональному признаку, по интересам. На селе такой возможности нет. Здесь должно быть не разделение, а соединение тех, кто хочет развивать свою территорию. А ТОСы в этом смысле вездесущи, им нужно буквально всё – от обустройства пляжа до празднования дня рождения именитого селянина.

Комментарий
Доктор исторических наук Михаил Таранцов: «Развитие тосовского движения позволило активистам на местах выстраивать диалог с властью и влиять на принятие решений в интересах людей. Могу предположить, что явное уничтожение эффективного тосовского движения связано с тем, что они не вписались в жёсткую управленческую систему, которая сегодня выстраивается. Это система закручивания гаек и сокращения диалога власти с гражданским обществом, общественными институтами. Видимо, власть решила, что ей ни к чему лишние вопросы и лишние хлопоты в виде неугомонных общественников, которые вечно критикуют и что-то предлагают. Но если моё предположение верно, это глобальная ошибка власти».

Глас народа
Экс-ру­ко­води­тель ТОС «Сов­хозный» Ирина Дербенцева: «Мы прекратили свою деятельность, потому что не вижу смысла участвовать в конкурсах на президентский грант. Один и тот же ТОС может получить его раз в шесть-семь лет, а как жить остальное время? Доходило о того, что все последние годы я платила за содержание помещения из собственных средств. Кроме того, сегодня деятельность ТОСов свели к благоустройству территории. Я же считаю, что их задача заключалась в том, чтобы объединить людей, дать им возможность почувствовать свою значимость. Мы с огромным трудом смогли сделать так, чтобы люди вышли из дворов, поверили в свои силы. А сегодня всё это снова утрачено».

Мнение эксперта
Политолог Константин Калачёв: «Ситуация с сокращением количества ТОСов характерна не только для Волгоградской области. Если говорить о других регионах, то в Подмосковье их осталось всего 300 – это фактически ничто. Складывается впечатление, что кто-то опасается, что люди станут смелее и их объединение может не только решать проблемы, но и создавать их для власти, с которой они не всегда идут в одном русле. Возможно также, что интересы людей, заинтересованных в качестве благоустройства, вступили в конфликт с интересами коммерческих структур, которые на нём зарабатывают. Или срабатывают все эти составляющие, вместе взятые».

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах