3217

Сисадмин в рясе. Правда и мифы о жизни служителей церкви за ее пределами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Нижнее Поволжье 30/11/2011
Сергей Черный / Commons.wikimedia.org

Священнику храма Иоанна Предтечи Сергею Савенкову 26 лет. Окончил духовное училище, затем – Царицынский православный университет. Он откликнулся на просьбу читателей «АиФ» – НП» рассказать, как живут священнослужители.

Сисадмин в рясе

Точнее, речь шла о мифах, сложившихся вокруг этой профессии, – поскольку сами священнослужители редко рассказывают о своей обыденной жизни.

Итак, слух первый: священник может жениться лишь два раза, второй – если умрёт первая жена. Отец Сергий опровергает эту легенду:

– Идти под венец мы можем только один раз, причём до рукоположения в сан. Второй брак разрешается только мирянам – как снисхождение к слабости человека. А священник изначально должен являть пример и в мирской жизни.

Священники никогда не разводятся – если только жена не уходит сама. Случаи расторжения брака – из ряда вон, и каждый жёстко контролируется управляющим епископом. Если супруга умерла, священнослужитель или остаётся вдовцом, или принимает монашеский сан. Кстати, сам отец Сергий женат, у него двое детей. Хотя брак не считается обязательным условием для вступления в сан.

– Но весьма желательным, – напоминает Савенков. – Потому что нет гарантии, что у холостого священника хватит духовных сил воздержаться от блуда и других соблазнов. 

Супруги священников не делают абортов, поэтому их семьи обычно многодетные.

Слух второй: служитель православной церкви может подрабатывать на стороне.

– А вот это правда, – подтверждает отец Сергий. – Теоретически священник может работать где угодно, но на практике такое бывает крайне редко. В РПЦ это просто не принято.

Но если кто-то захочет заняться другим делом в свободное время, он должен согласовать эту работу с графиком служения и правящим архиереем. Одно время такая практика была и у моего собеседника: он ездил в фирму настраивать компьютеры. А вообще, говорит Савенков, подработка характерна для Русской православной церкви за рубежом. Там всё наоборот: священники не имеют поддержки государства, их не могут полностью содержать малочисленные общины. Поэтому церковные иерархи там запросто работают редакторами газет и журналов, преподают в светских учебных заведениях, лечат людей в больницах.

– Типа Охлобыстина?

Отец Сергий напоминает, что этот режиссёр одно время тоже совмещал служение священником и работу актёром, но после выхода фильма «Царь» ему объяснили, что так делать невозможно.

– Думаю, ненормально и то, что община не может обеспечить нормальную жизнь священнику, – продолжает об отце шестерых детей Охлобыстине и о своей жизни Сергей Савенков.

Тогда вопрос третий: почему священники ездят на джипах? Отец Сергий говорит: далеко не все. Из чего складываются заработки?

– Двояким образом. С одной стороны, существует оклад – мой товарищ в Котельникове получает в месяц пять тысяч рублей. И есть определённый доход от совершения треб. У меня это ещё семь-восемь тысяч.

В советские времена ходили слухи, что подоходный налог на служителей культа был 70 процентов. Интересно, как сейчас?

– На современном этапе этот налог такой же, как для всех, – утверждает священник. – Но мы не можем рассчитывать на церковную пенсию. Правда, у меня есть трудовая книжка, поэтому должен буду получать минимальную пенсию от государства.  Однако трудовая есть не у всех.

А вообще священник служит столько, насколько хватает сил. И до конца дней его должны содержать прихожане.

– Мы не можем оставить своё служение, во-первых, из чувства долга, а во-вто­рых, из меркантильных интересов. Хотя преобладает чувство долга, – закрывает денежную тему отец Сергий.

Крест всегда железный

Вот ещё одна легенда: дома у священника как-то по-особенному. Мой собеседник не согласен: обстановка может быть такая же, что у всех. Телевизор, компьютер, радио, Интернет. Разумеется, нельзя вешать на стены плакаты из мужских журналов или держать в серванте африканскую статуэтку в форме фаллоса.

– Дресс-код священника связан с элементарными нормами приличия, – поясняет Сергей Савенков. – Моя жена не может надевать коротких юбок, вызывающе краситься. А сами священники имеют право даже на шорты. Я люблю ходить в баню, в бассейн, на пляж.

Следующий интересный вопрос: если не говорить о постах, священнику и в обычные дни можно есть не всё. Например, запрещён чеснок – он как-то связан с нечистой силой. Савенков разочаровал и здесь:

– Насчёт еды нет никаких запретов. Иоанн Креститель питался кузнечиками, когда жил в пустыне. В Таиланде священник имеет право попробовать любое экзотическое блюдо. А запрет на чеснок – из мифов и легенд.

Пить священнослужитель тоже может всё, а не только кагор. Как и для любого православного человека, тут важна мера. А вообще не надо удивляться, если увидишь священника в ресторане. Это ничуть не противозаконно.

Говорят, священники не имеют права носить серьги, золотые часы и цепи. Кстати, почему у одних священнослужителей серебряные кресты, а у других – золотые?

– Ни то, ни другое, – улыбается Савенков. – «Серебро» здесь – обычное железо. А «золото» состоит из того же железа, покрытого парой микрон настоящего золота. Первый дают в начале служения, после 10 лет – наградной, так называемый золотой. Крест с камнями положен священникам, которые очень долго служат церкви.

И последняя легенда: священники почему-то стараются жить не в квартирах, а в домах. На это Савенков ответить не может:

– У меня ни того ни другого. Жильё я снимаю.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах