104

Работа от слова «раб». Как меняется рынок труда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Нижнее Поволжье №47 24/11/2021
В наиболее сложной ситуации оказались многие предпенсионеры.
В наиболее сложной ситуации оказались многие предпенсионеры. / Виктор Яшуков / АиФ

Новость о том, что глава государства предложил на следующий год увеличить размеры прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда, сейчас обсуждают очень широко. 

Безусловно, на фоне высокой инфляции это хорошая новость. Но и её рядовые волгоградцы воспринимают с большой долей скепсиса. Почему, разбирался «АиФ»-НП».

На грани нищеты

Напомним, в бюджете на будущий год заложено 2,5 индексации МРОТ и прожиточного минимума. Исходя из реального размера инфляции, президент предложил увеличить прожиточный минимум в следующем году на 8,6% до 12 654 руб. (сейчас составляет 11 653 руб.), а МРОТ – до 13 890 руб. (сейчас – 12 792 руб.). Нетрудно посчитать, что минимальная прибавка, таким образом, составит 1000-1100 руб.

«Прибавка – дело хорошее, – рассуждает водитель маршрутного такси из Волжского Андрей. – Я знаю, что от этих минимумов рассчитывают пенсии, зарплаты бюджетникам, выплаты всякие. Но вот остальным что это даёт? Например, таким водителям, как я? Моё мнение: если вы хотите более-менее нормальной жизни для людей, установите минимальный размер зарплат, на который можно хоть скромно прожить. Ну это точно не 14  тысяч, а хотя бы тысяч 20. А то ведь и сделают зарплату 14 тысяч!»

О том, что усилия власти по борьбе с нищетой сводят на нет работодатели, говорят и другие волгоградцы.

«Я устроился в охранное предприятие с государственной биржи труда, и за это работодатель получает за меня три месяца минимальный размер оплаты труда – так предприятия поддерживают в пандемию, – рассказал сотрудник охраны, 54-летний Антон Николаевич. – И что интересно, мне платят эту минималку! Ну добавьте вы от себя хоть что-то, вам же государство помогает, чтобы и вы людей поддержали, а не держали на грани нищеты! Уйду отсюда, конечно, при первой возможности».

«Хоть живи на работе»  

Скатываясь вниз по ступенькам обнищания, волгоградцы еле успевают подсчитывать убытки: так, в августе средняя зарплата составила 36 282 руб., что на 3,5 % меньше июльских показателей – 37 448 руб. Те, в свою очередь, значительно уступают июньским – около 40 тыс. руб. Вряд ли будут утешительными итоги осени с её рекордами цен на ГСМ и продукты.

Несомненно, есть сейчас и предприятия, и должности, где заработки, напротив, приличные. Но зачастую люди за возможность обеспечить семью платят слишком высокую цену. 

«Я работал на складе, зарплата была приличная, но условия труда невыносимые,  – говорит волгоградец Игорь Иванов. – Понятно, что склад – это не офис, но хоть какие-то условия можно было людям создать! Холод невыносимый, текучка постоянная. А потом на меня навесили обязанности ещё пары сотрудников, хоть живи на работе. Плюнул и уволился».

Интересно, что и руководящая должность совсем не означает более-менее нормальных условий труда.

«Сын – начальник производства, – рассказала волжанка Ольга Емельянова. – Несколько заводов сменил, обстановка в последние лет десять нестабильная, многие предприятия то без заказов остаются, то закрываются. Но всё объединяет одно – здесь приходится не работать, а пахать на износ. Домой он стабильно возвращается не раньше 10 вечера, суббота всегда рабочая, воскресенье – до обеда. Уйти в отпуск считается дурным тоном, больничные не одобряются. Кто такое выдержит?» 

Нынешняя обстановка на рынке труда продиктована тем, как считают эксперты, что работающий человек остаётся один на один с произволом работодателя. Врачи подтверждают: за такой подход работники расплачиваются своим здоровьем. В региональном Центре общественного здоровья и медицинской профилактики напомнили: в 2018 г. эмоциональное выгорание на работе официально признали болезнью.

«Напряжённый рабочий ритм, отсутствие перерывов на отдых, поощрений моральных и материальных, дополнительные обязанности,  сверхплановая деятельность во внерабочее время – всё это провоцирует выгорание, – объяснили в центре. – Начинается всё с морального опустошения, затем слабеет мотивация и теряется интерес к работе. В итоге человек приходит к мысли, что он ни на что не годен и ошибся с профессией, при этом чувствует полное безразличие к происходящему».

Врачи предупреждают: в запущенном состоянии выгорание может привести к депрессии, алкоголизму, наркомании, психическому расстройству, суицидальным мыслям. При этом под ударом, как свидетельствуют медики, нередко оказываются самые уравновешенные профессионалы.

Дотянуть до пенсии

Очевидно, что обстановку на рынке труда накалило изменение пенсионного возраста.  

«Поскольку по специальности работы нет, а я предпенсионного возраста, то была вынуждена устроиться мыть полы в одну клининговую компанию, которая обслуживает  организации, – рассказала волгоградка Ольга Чаплыгина. – Тут за крошечные,  полуофициальные зарплаты с нас требуют чистоты, как в операционной. У одной секретарши отклеилась наращенная ресничка и упала под стол. Когда я её не заметила, гремел скандал на всю контору! В итоге сократили зарплату. Маленьких детей у меня нет, я не военнослужащий, не пенсионер – доплат от государства никаких. И как жить?»

Не просто приходится и тем пенсионерам, у кого уже есть выплаты от государства, но прожить на эти деньги сложно. 

«Работаю в ЧОПе рядовым охранником, – говорит Виталий Сомов. – Не поверите, насколько беззащитны перед начальством даже бывшие сотрудники милиции и отставники. Могут задержать зарплату без объяснений, могут перебросить на другой пост с ужасными условиями. Иду на работу с отвращением».

Наши собеседники признаются: за защитой трудовых прав обратиться некуда. Гострудинспекция помогает лишь в особых случаях вроде невыплаты зарплаты, да и обращение туда автоматически означает прощание с должностью. А системы противодействия, которая ранее была в лице профсоюзов – её  больше нет. Ранее профсоюзы, советы трудовых коллективов, рамки трудовых договоров чётко определяли границу дозволенного в отношениях работника и работодателя, а теперь профсоюзы надежно встроены в систему власти. К тому же раньше чисто психологически многие воспринимали свой коллектив как большую семью, и это очень помогало. Мы ещё помним знаменитые слова «На работу как на праздник». Сейчас такая цитата выглядит безнадёжным анахронизмом…

Комментарий
Кадровик Ольга Емельянова: «Я не устаю удивляться тому, что рассказывают об условиях труда. Ощущение, что на предприятиях, включая и те, что с бюджетным финансированием, никакие законы не работают, никакие нормы для них не писаны. Так, родственник рассказал, что у них в организации сотрудников заставили написать заявления, что они обязуются болеть не чаще двух раз в год. Вроде бы полная ерунда, но люди написали под страхом увольнения. А в конце года с теми, кто болел больше, не продлили договор на будущее. А один знакомый пришёл посоветоваться насчёт нового режима работы: двое суток работаешь, четверо отдыхаешь. Да, и такое теперь бывает! Расчёт элементарный: за месяц при таком раскладе, если посчитать, человеку придётся трудиться в среднем 240 часов за ту же самую зарплату. А норма, прописанная в Трудовом кодексе, – это 176 часов или, если в месяце 23 рабочих дня, то 184 часа. Всё, что свыше, – это переработка, за которую должны платить отдельно и по более высокому тарифу. И нормы никто не отменял!»


Памяти профсоюзов 

То, что мы живём в эпоху «дикого капитализма», где на целом ряде предприятий прибыль является основным законом и нормой, это данность. Но что реально обычный работник может противопоставить такому подходу?

«Сейчас практически повсюду в коллективах царит нездоровая обстановка: сотрудники подсиживают друг друга, наушничают. Работодатели со своей стороны относятся к работникам как к рабам. Ни о каких достойных условиях труда нет и речи, – рассуждает политолог, публицист  Елена Шаркова. – Причины этого очевидны: золотой телец – наше всё, и во имя денег работодатели стремятся выжать соки из наёмных работников, при этом стараясь платить им как можно меньше. Ну как можно в таких условиях относиться к труду? Только как к неприятной, но неизбежной повинности.

Сегодня у человека труда нет защиты. Профсоюзы стали мёртвой организацией, не способной выдвинуть ни одной реально работающей инициативы, защищающей людей труда. Нет советов трудовых коллективов, коллективных договоров, чётко прописывающих права и гарантии трудящихся.

Страшит и другое – молодые, глядя на всё это, не хотят работать. Совсем. Это неудивительно, когда рядом пример родителей, с трудом зарабатывающих на хлеб насущный, и тут же – успешные блогеры, с лёгкостью получающие огромные суммы непонятно за что.

Исчезло уважение к работающим людям, у нас в стране нет пропаганды честного и при этом достойно оплачиваемого труда.  Хорошо хоть, государство решило реанимировать некогда почётное звание «Герой труда». Но, помимо слов, должны быть и конкретные реальные дела».

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах