251

Немцы в изгнании. Как 80 лет назад началась депортация целого народа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Нижнее Поволжье №34 25/08/2021
Во время войны депортированных немцев мобилизовали в трудармию.
Во время войны депортированных немцев мобилизовали в трудармию. музей-заповедник «Старая Сарепта»

Роман Гузель Яхиной «Дети мои» для многих открыл одну из самых драматичных страниц истории в том числе и нашего края — депортацию немцев Поволжья осенью 1941 г. И хотя это художественное произведение, основано оно на реальных трагических событиях. А в эти дни исполняется 80 лет с момента, когда было объявлено о начале депортации. 

О том, как это было и каковы нынешние последствия депортации,  «АиФ»-НП» рассказали в музее-заповеднике «Старая Сарепта». 

Добро пожаловать в Россию

Выходцы из Германии особенно активно селились в отдалённых уголках бывшей Российской империи, включая Нижнюю Волгу, начиная с XVIII столетия. 

Всё началось после манифестов Екатерины II, в которых иностранцев напрямую пригласили перебираться в Россию.  Со временем на Нижней Волге было образовано более ста немецких колоний. 

В 1918 г. специальным декретом СНК была образована Трудовая коммуна немцев Поволжья, а с 1924 г. – Автономная Республика Немцев Поволжья. 

В 20-30-е годы это была одна из наиболее процветающих, бурно развивающихся территорий юга страны.  Помимо сельского хозяйства и переработки сельхозпродукции, в республике был собственный университет, издательство, национальный театр – научная и культурная жизнь кипела. 

Территория республики располагалась в пределах восточной части Саратовской области и на севере сегодняшней Волгоградской области – от Жирновска  до современных Палласовки и Старой Полтавки. 

Всё изменилось в августе 1941 г., когда фашисты были ещё за тысячи километров от Волги. 

– Подготовка к депортации поволжских немцев началась с принятия закрытого постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. «О переселении немцев из Республики Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей», – говорит кандидат экономических наук, начальник научно-издательского отдела музея-заповедника «Старая Сарепта» Александр Парфёнов. – 28 августа 1941 г. в центральных газетах был опубликован уже открытый указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Формальным основанием для выселения послужило утверждение, что якобы среди немецкого населения имелись десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны были произвести взрывы в районах, населённых немцами Поволжья. Правда, позже никакие специальные исследования не подтвердили ни одного случая подобного укрывательства у советского немецкого населения каких-либо лазутчиков, шпионов, террористов из Третьего рейха.

Переселению в восточные регионы страны подлежали тысячи немецких семей, включая даже семьи советских и партийных работников. Исключение сделали только для немок, официально состоящих в браке с мужчинами другой национальности. 

На сборы – 24 часа

Немцы с берегов Волги подлежали переселению в Новосибирскую, Омскую области, Алтайский край, Казахстан. Согласно директиве наркома внутренних дел СНК СССР Лаврентия Берии, всего из регионов Нижней Волги подлежало выселению 479 841 человек, в том числе из Республики Немцев Поволжья – 401 746, из Саратовской области – 54 389, из Сталинградской области – 23 756. Только из Красноармейска (Сарепты) было выселено 2409 человек, или 664 семьи.

– В августе 1941 г. по посёлку ходили сотрудники НКВД и просили немецких поселенцев заполнить специальные анкеты о составе семьи, – говорит Парфёнов. – Ничего не подозревающие люди указывали в анкете всю свою семью и ближайших родственников. 

С собой депортированным разрешали взять личное имущество, мелкий хозинвентарь, деньги, ценности. Имущество, которое немцы не брали с собой, разрешалось продавать. Недвижимость, скот, сельхоз­орудия переписывали и оставляли колхозам и органам местной власти. Но квитанции о передаче имущества выдавали далеко не всем, и в дальнейшем государство не компенсировало депортированным семьям убытки.

– 1 сентября 1941 г. был обычный рабочий день, – вспоминала пожилая жительница Сарепты Елена Андреевна Мейдер. – Вдруг прибегают две девочки Ганцевские, Нелли и Ирма. Они говорят: «Тетя Лёля, собирайся домой, пришли военные и милиция, говорят, что за 24 часа вас будут выселять, всех немцев выселяют». 

– Мы считались зажиточной семьёй: другие дети ходили в школу с тряпичной сумкой через плечо, а у меня тогда уже был портфель, – вспоминала Элла Александровна Михайлова (Клаузер). – До войны успела закончить шесть классов немецкой школы села Штрасс­бург Палласовского района Республики Немцев Поволжья. Отец работал бригадиром, мама – продавцом. 6 сентября 1941 г. нас погрузили в вагоны.  Справку о конфискованном имуществе не дали. Стояла жара. Выехало всё село, скот бродил по улице, выли собаки, из вымени коров бежало молоко, но никто не доил. В райцентр Палласовку к эшелону добирались на верблюдах. В вагонах не было даже туалета, люди справляли нужду друг у друга на глазах. Эшелоном нас доставили в Красноярск. По дороге умер от кори брат Альберт – врачей в эшелоне не было.

– Утром в начале сентября 1941 г. дали 24 часа на сборы, и мы в чём были, в том и поехали, – вспоминает Эрика Адольфовна Сысенко (Бауэр). – Нам указ так зачитали, что ничего не берите, мол, через три месяца обратно вернётесь. Ехали вниз по Волге на барже, я с мамой была и ещё пять детей. Ночью перегрузили на большой пароход – и в Гурьев. На барже ничего не давали, а на пароходе – сайку хлеба на семью, банку литровую баклажанной икры и воды пол-литра, да ещё селёдку от морской болезни. Потом на эшелонах – до Восточно-Казахстанской области, где нас развезли по сёлам.

Всех – в трудармию

В местах поселения депортированные немцы находились в очень трудных условиях, да ещё часто испытывали враждебное отношение местных жителей.  Работающие получали 200-400 г хлеба в день, дети и старики – и того меньше.

С начала 1942 г. началась мобилизация немцев в возрасте от 16 до 55 лет в трудовые колонны, или трудармию. Их направляли на лесозаготовки, строительство заводов и железных дорог, на предприятия по добыче угля и нефти. 

Даже окончание войны не особо изменило положение депортированных.

– В начале 1945 г. СНК СССР принял постановление «О правовом положении спецпереселенцев», – говорит Парфёнов. – Все немцы были поставлены на учёт в спецкомендатуре. Без разрешения коменданта они не имели права выезжать за пределы района расселения. 

Лишь в сентябре 1955 г. при установлении дипломатических отношений между  СССР и ФРГ был издан указ Верховного Совета СССР, облегчивший положение немцев. Упразднили и комендатуру, но запрет на возвращение в родные места оставался в силе. 

Наконец в августе 1964 г. в стране отменили  указ 1941 г. «О переселении немцев Поволжья». Это решение полностью снимало с российских немцев позорное пятно измены.

В 1972 г. запрет на возвращение на родину был официально снят с поволжских и других советских немцев. Некоторым семьям удалось вернуться на Волгу ещё в 1950–1960-х гг. 

По данным музея-заповедника «Старая Сарепта», в 1970  г. в Волгоградской и Саратовской областях проживало около 25  тыс. немцев. К 1979 г. их стало уже около 38 тыс., в 1989  г. – более 45 тыс.

Однако попытки восстановить АССР Немцев Поволжья не удались. В 1992 г. тогдашний президент России Борис Ельцин заявил, что «...никакой автономии не будет». Принятая в декабре 1993 г. Конституция РФ окончательно закрыла возможность политического решения «немецкого вопроса». 

В наши дни на юге Волгограда проживает около 200 человек прямых потомков немцев Поволжья из числа членов местной лютеранской общины. Сколько немцев в городе и в регионе в целом, сказать сложно, поскольку в ходе переписи 2010 г. многие потомки немцев указывали в графе «национальность» – русский. 

Сегодня о прошлом немцев Поволжья потомки бережно хранят память. Лютеранская община раз в неделю собирается на богослужения в сарептской кирхе, проводит культурные вечера. Многие молодые участники общины посещают курсы немецкого языка – с годами он утрачивается. А ещё средоточием памяти, культуры, духовных ценностей является музей-заповедник «Старая Сарепта», где отражены все эпизоды яркой и трагической истории немцев Поволжья. 

Самые известные немцы Поволжья
Бельгнер Герольд Карлович – известный казахстанский переводчик, прозаик, публицист. Вашкау Нина Эмильевна – доктор исторических наук, профессор. Долгое время преподавала историю в ВолГУ. Гердт Александр Александрович – российский десантник, Герой РФ. Келлер Алексей Андреевич – футбольный тренер, заслуженный тренер СССР. Пильняк Борис Андреевич – выдающийся российский и советский учёный, писатель. Раушенбах Борис Викторович – российский советский физик-механик, один из основоположников российской космонавтики, академик. Шнитке Альфред Гарриевич – советский и российский композитор, теоретик музыки и педагог.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах