142

Между жизнью и смертью. Как анонимные алкоголики помогают зависимым

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Нижнее Поволжье №21 26/05/2021
В группе АА Елена не только начала борьбу за себя, но и нашла настоящую любовь.
В группе АА Елена не только начала борьбу за себя, но и нашла настоящую любовь. / Виктор Яшуков / АиФ

В газете вы недавно затрагивали тему алкоголизма и борьбы с ним. А что вы думаете о сообществе анонимных алкоголиков? Их методы могут помочь? И есть ли такая организация в Волгограде, области?
А. Лысенко, Волжский

Да, организация «Анонимные алкоголики» (АА) в Волгограде есть. На одной из её недавних открытых для посторонних встреч побывала журналистка «АиФ»-НП». Вот её впечатления. 

«Здравствуйте, я алкоголик»

Первое чувство, что испытала, зайдя в обычную, не особо уютную комнату офисного здания на ул. Рабоче-Крестьянской в Ворошиловском районе, – это удивление. Как, эти вполне себе привлекательные мужчины, молодые парни, красиво одетые женщины с хорошим маникюром – алкоголики?! Я точно попала по адресу? 

Пока приходила в себя, ведущая собрания Елена сказала как отрезала: «Алкоголизм не признаёт пола, профессии, статуса. Болезнь поражает всех». 

Второе чувство было – они чем-то схожи. Притом, что участники встречи вроде бы активно общались, с удовольствием пили чай и ели конфеты, иногда улыбались и шутили, не покидало ощущение, что каждый из них смотрит преимущественно внутрь себя и несёт какой-то невыносимый груз. Или преодолевает огромную потерю... 

Вот представьте человека, который вернулся с войны и пытается, несмотря на полное опустошение, найти себя и собрать по частям заново – такое же впечатление производили эти люди. Позже в статье одного из врачей – адептов движения АА нашла выражение «прошедшие пытку алкоголем», оно точное. 

То, что услышала потом на группе от самих участников, первые впечатления только подтвердило. 

«Здравствуйте, я Василий, алкоголик. Попробовал спиртное в семь лет, с 12 начал иногда употреблять, с 15 лет началось жёсткое употребление. В 40 лет я пришёл на собрание АА, начал работу над собой. Я был трезвым два года и восемь месяцев и вдруг сорвался. Пил неделю. Я побывал в аду… Почему сорвался, не понимаю, я же не хотел пить! Но зато осознал, что без постоянных усилий над собой никаких гарантий трезвости нет».

«Я начала пить с 15 лет, а выздоравливать – в 45, – говорит Катя. – Мне говорили, что женщины после 40 лет уже не могут бороться с алкоголизмом. Это не так».

«Меня зовут Алексей, я пятый год не пью. Я часто вспоминаю фразу, что в критической ситуации ты не поднимешься до уровня своих ожиданий, а опустишься до уровня своей подготовки. Я продолжаю готовиться, работать над собой, читать. Я мечтал обрести единство и целостность внутри себя, и моя мечта исполняется. Вместо чёрной дыры теперь внутри меня цветущий сад. Мои поиски шли 30 лет, и они увенчались успехом».

«Меня зовут Владимир, я 13 месяцев провёл в реабилитационном центре. Вернулся к обычной жизни, появилась работа, деньги. С ними появились и предложения. Я попробовал сначала вернуться к лёгким напиткам, никто и не заметил. Тогда я подумал: о, на этом можно продержаться. И началось... Я потерял работу, деньги, всё, что имел. Но главное, что я поднял руку на брата, потом на мать. Я сбежал из Москвы в Волгоград, чтобы не потерять последнего. И сегодня наконец я пришёл на группу». 

«Я пила с 13 лет до 26, – говорит Елена. – Когда стала членом АА, поняла, какая здесь большая разница с кодированием. Там человек ждёт, когда закончится срок кодировки, чтобы выпить. Мне раньше от одной мысли, что придётся быть трезвой, было так плохо, что я шла себя убивать. У меня долго не было желания меняться, и возникло оно, только когда опустилась на самое духовное дно. У меня сейчас восемь лет трезвости, но болезнь не дремлет. Я знаю, что она навсегда и никуда не денется. Молюсь, чтобы не сорваться, чтобы Бог мне помог. Чем больше период трезвости, тем сильнее меняется мироощущение. И ещё мне очень помогает шаг 12-й – я готова поддерживать других алкоголиков».

«Я только недавно рассказал на собрании, как мне легко оставаться трезвым и какой я молодец, – вспоминает Олег. – Но наступил новый день, и я почувствовал неодолимое желание выпить. У меня ЭТО всегда начинается с приступа жалости к себе, который перерастает в одержимость. Я был один, на работе и понимал, что вечером не сдержусь, у меня такое уже бывало не раз. Понимал и то, что надо позвонить, обратиться за помощью, но как это можно – я же лучше всех, я на облаке! Я молился, чтобы не сорваться. Пришёл домой, поужинал, постарался переключиться на дочку и… сдержался. Но я побывал на острие ножа, на краю обрыва». 

«Меня зовут Сергей, примерно в семь лет я попробовал спиртное. В 9-м классе начал пить серьёзно. Родственники боролись, меня и лечили, к бабушкам возили заговаривать, но выздоравливать я начал только в 33 года, когда пришёл в АА. В программе я третий год, прошёл через срыв, снова держусь. Понимаю и то, что сегодня мне уже 36, и большая часть жизни пошла коту под хвост...».

«Осознаю теперь, что алкоголизм – это болезнь не столько физическая, сколько духовная и душевная, – рассуждает Владимир. – Чем больше я себя узнаю, тем больше рычагов влияния появляется, чтобы не прерывать трезвость. Но работа над собой – это самый сложный путь. Не зря Пётр Мамонов говорит: «Начни с себя, и хватит с тебя». 

Это не про деньги

Вообще, считаю, сам факт присутствия человека в АА – это проявление немалого мужества, и одно это достойно уважения. У меня каждый раз шёл мороз по коже, когда присутствующие – каждый, это обязательное условие, – начинали своё выступление с признания: «Я – алкоголик». Да, требуется огромное усилие, чтобы во всеуслышание признать свою болезнь, осознать, что она неизлечима и что бороться с ней придётся до конца дней. А потом принять этот путь.

Как всё это работает, до конца не ясно. Феномен АА наукой досконально не исследован, но это не мешает организации успешно действовать по всему миру. В России её отделения есть в 150 городах, насчитывается более 600 групп. Вступить в ряды АА может любой человек, главное условие – желание бросить пить. 

Возможно, секрет устойчивости сообщества в том, что АА – это не про деньги. Совсем. Организация не ищет материальной выгоды, не принимает взносы со стороны. Группы существуют на добровольные пожертвования их участников, и это, как я убедилась на встрече, могут быть весьма скромные суммы. Главное, чтобы денег хватило на оплату аренды и традиционное чаепитие, всё остальное – это «12 шагов», 12 ступеней программы восхождения к трезвости.

И ещё – в группу так же легко вступить, как и выйти из неё. Никто не будет осуждать, призывать вернуться. На всём пути в АА человек остаётся анонимной и свободной единицей, и, несмотря на все глубоко личные признания, что прозвучали на встрече, по ним никак нельзя идентифицировать участника. На собраниях постоянно подчёркивают: дело не в личностях, алкоголь всех уничтожает примерно одинаково. Дело в самом пути, который избрали участники, только он имеет значение.

Без первой рюмки

«Пустопорожние эмоциональные призывы редко на них действуют, – объясняет в своей статье упомянутый выше врач, доктор медицинских наук Уильям Д. Силкуорт. – Обращение, которое может заинтересовать алкоголика и задержать его внимание, должно обладать глубиной и силой. Почти во всех случаях их идеалы должны опираться на силу более могущественную, чем они сами, если они задались целью реконструировать свои жизни».

– На наших собраниях часто звучит слово «Бог», – развивает тему Елена. – Надо иметь в виду, что к нам приходят люди различных вероисповеданий, есть и неверующие. Группа открыта для всех, а «Бог» означает высшую силу. Кто-то уже имеет о ней представление, кто-то находится в поисках. Мы ни на кого не давим, это глубоко личный выбор каждого.

Не обещают АА и обязательного успеха, и длительного воздержания. Настаивают на одном – отказаться от первой рюмки только сегодня. Такая простая программа-минимум, но, подкреплённая примерами других, духовной работой, поддержкой группы, срабатывает она порой сильнее, чем все усилия близких и врачей спасти пьющего. 

«Мы, медики, давно понимали, что алкоголики очень нуждаются в какой-либо разновидности моральной психологии, но трудности её практического применения представлялись нам непреодолимыми, – продолжает доктор Силкуорт. – Несмотря на наши ультрасовременные стандарты, на наш научный подход ко всему, мы, возможно, не вполне готовы к применению тех сил добра, которые выходят за рамки нашего синтетического знания».

«Я не знаю, как программа работает, но она работает», – это слова Светланы, ещё одной участницы группы. То есть до конца не всё понятно не только врачам, но и тем, кто не один год находится внутри системы и успешно ею пользуется. Но, в конце концов, не так важно, как именно работают «12 шагов». Главное, что работают и что пройти их может любой из тех, кто оказался на краю обрыва.

Комментарий
Психиатр-нарколог Елена Синолицая: «Я с достаточной долей уважения отношусь к сообществам анонимных алкоголиков, анонимных наркоманов и прочих. Хотя их метод и не изучен научно, многое, что они используют, применяют в психологии и психотерапии. Например, в группе активно пропагандируется необходимость принятия ответственности за свою жизнь. Разве это противоречит официальной медицине? Также совершенно научно оправдано то, что в сообществах делается упор на эффективность группового взаимодействия – такой инструмент порой в разы превышает пользу от индивидуальной работы. Узнавая об опыте тех, кто уже сумел взять зависимость под контроль, они внедряют его в свою жизнь, и это очень полезно для выработки трезвости».

Справка
АА было организовано в 1935 г. в США, откуда пошло по всему миру. В Волгограде оно возникло в 1989 г., но активная работа началась с 2003 г. Сегодня в Волгограде действует пять групп, в Волжском – одна. Все подробности – на сайте aa34.ru.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах