134

Катастрофа или естественный процесс? Чем грозит снижение деловой активности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Нижнее Поволжье №44 03/11/2021
У бизнеса непростые времена: кто-то закрывается, кто-то продаёт товар со скидками.
У бизнеса непростые времена: кто-то закрывается, кто-то продаёт товар со скидками. / Виктор Яшуков / АиФ

На днях стали известны неутешительные данные Федеральной налоговой службы (ФНС) по региону. Они свидетельствуют, что количество субъектов малого бизнеса в Волгоградской области неуклонно сокращается. 

Только ли пандемические ограничения тому виной и какие меры могут изменить ситуацию к лучшему, разбирался «АиФ»-НП».

«Торговля ушла в минус»

Центральные улицы миллионного города сейчас пестрят многочисленными объявлениями о сдаче помещений в аренду и продаже площадей. А ведь ещё недавно здесь были бутики, кафе, турагентства... Согласно статистике, на 1  октября этого года в области из 24 109 юрлиц 569 находились в стадии ликвидации, 346 – в стадии банкротства.

Что же касается ИП, то таковых в регионе 53 тысячи, прекратили деятельность в этом году 9240 человек. К этому надо добавить ещё 250 закрытых фермерских предприятий.

Дополняет неутешительную статистику и следующий факт. Из 15 крупных городов страны по степени деловой активности субъектов малого и среднего бизнеса Волгоград расположился на последнем, 15-м месте рейтинга (он приведён на этой странице).

То, что местные условия для малых и средних сложные, подтверждают и предприниматели.

– Мой бизнес – печать подарочных фотопринтов на футболках, одежде заказчика, – рассказывает волгоградец Александр Ножовский. – А сейчас, в пандемию, такие креативные идеи кому нужны? Я уже и свои офисы все прикрыл – заказов стало мизер.

– У меня до недавнего времени был свой небольшой бизнес – закупал оптом партии обуви и торговал на одном из рынков города, – рассказывает Андрей Хренников. – В последнее время торговля ушла в минус – покупателя нет, даже одежду и обувь люди стали приобретать намного реже. 

За освоение целины... забрали землю

Если горожане жалуются на заметное падение покупательской способности, то у селян другая беда – в районах области заметно обострилась борьба за землю. Особенно если земля – чернозём, как в Нехаевском районе. 

– Мы всей семьёй занимаемся растениеводством с 2009 года, – рассказывает фермер, глава КФХ Елена Миускова из Нехаевского района. – Начали с того, что брали паи у жителей ближайших хуторов, стали их обрабатывать, затем решили договориться с поселковыми властями об обработке непаевых арендных земель. К 2014 г. у нас набралось уже свыше 550 га пашни. Вроде бы немного, но в наших местах вся лучшая земля давно в обработке. А нам пришлось много вкладывать в распашку и освоение целинных неудобий, которые не обрабатывались десятки лет. И знаете, как нас власти за это отблагодарили? Вначале резко подняли арендную плату: по изначальному соглашению мы платили в местный бюджет за каждый гектар в обработке по 438 руб. Потом плату подняли без особых объяснений до 2 тыс. руб. за га.

Но дальше был нанесён ещё один удар – часть пашенных угодий, что арендовала Миускова, поселковая власть без всякий уведомлений и согласований передала в обработку другому хозяйству, более крупному – некоему ООО «Солонское». Потеря более 20 га была ощутимым ударом.

– Так нас вообще лишат возможности работать на земле, – говорит женщина-фермер. 

Миускова подумывает искать правду в судах, но, по собственному признанию, «сама же себя и отговаривает от разбирательств» – а вдруг и там «всё схвачено»? 

– Очень часто в районах области, где хорошие качественные земли, земельные доли, паи действительно приобретают под обработку крупные компании, иногда куда более финансово мощные, чем местные фермеры, – комментирует почётный профессор ВолГАУ, экс-глава обл­комзема Александр Воробьёв. –  Московские эксперты-аналитики периодически публикуют земельный прейс­курант. По нему в 2020 г. в Волгоградской области средняя цена одного гектара пашенных угодий доходила до 35 тыс. руб. При таких расценках тому же нехаевскому фермеру, чтобы прикупить  300 га пашни, надо заплатить 10 млн рублей! Или такая цифра – средний земельный пай в данном районе – 15 га, в семье их может быть два, то есть доход семьи от продажи составит никак не меньше миллиона рублей. Ну и кто может предложить владельцу больше, чем иногородняя компания?

Наметился рост?

Что же касается власти, то у нее своё мнение о ситуации в бизнесе. 

– Наметившееся сокращение числа юрлиц не всегда означает закрытие бизнеса, – убеждён зампредседателя регионального комитета экономической политики и развития Евгений Усков. – Например, организации могли стать крупнее или сменить форму для оптимизации финансовой деятельности. К тому же и налоговая регулярно актуализирует реестры юрлиц, исключая недействующие компании или с признаками однодневок, пустышек. Поэтому к статистике по сокращению числа юрлиц в регионе стоит относиться осторожно, и она вовсе не тождественна экономическому спаду.

Свои заключения Усков подкрепил и цифрами, и они тоже оптимистичные: по его словам, за первые восемь месяцев этого года оборот розничной торговли в Волгоградской области вырос на 8,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Рост на 5,6% произошёл и в сфере общепита, платных услуг также оказали больше на 10,6%.

– Всё это означает именно рост предпринимательской активности, – убеждён представитель региональной власти. 

Этому росту способствует, как считают чиновники, и увеличения числа самозанятых – таковых в регионе 45,1 тыс., причём за год в ряды подобного бизнеса встали 21,2 тыс. человек. В администрации региона считают, что малый бизнес адаптировался к новой экономической реальности, даже несколько отыграл те потери, что отмечались в 2020 г. 

Приходит новое поколение

Насколько радужная картина соответствует действительности? Вот что считает ведущий волгоградский эксперт в сфере предпринимательства, председатель «Центра защиты и развития бизнеса «Дело» Татьяна Шибченко:

– Полагаю, пессимистичные оценки по поводу ухода, вымирания малого бизнеса неверны. Идёт объективный процесс, причём наметившийся даже не в этом году. 

С введением налога на самозанятых многие предприниматели стали переходить на него, закрывая ИП или ООО. Такая форма налогообложения даёт возможность предпринимателям развиваться без серьёзных ограничений, без использования онлайн-касс. Ещё один позитивный момент – в непростых сегодняшних условиях власти ощутимо снижают препоны для вхождения в бизнес, уменьшается и объём контрольно-надзорных мероприятий. Предпринимателей сегодня не кошмарят. Ковидный период показал – тем из владельцев бизнеса, кто работал и жил одним днём, сегодня действительно приходится нелегко. В то же время отрадно, что сегодня в бизнес идёт много молодёжи, причём, в отличие от волны «предпринимателей поневоле» из 90-х, молодёжи, изначально нацеленной на развитие, реализацию в бизнесе, очень грамотной, подкованной экономически и юридически.

Особый взгляд
Член региональной общественной палаты Сергей Жуков: «Безусловно, сегодня малый и средний бизнес переживает не лучшие времена. Но надо понимать, что при ведении предпринимательской деятельности всегда возникают риски, это неизбежно. И вряд ли стоить говорить о «вымирании», когда в регионе из 33,4 тысяч действующих компаний в стадии ликвидации находится всего 2,5%, а в стадии банкротства – только 1%. Всё это вовсе не критичный показатель».

Мнение
Руководитель ООО «Становское» Владимир Черничкин (Нехаевский район): «Тот передел земли, который идёт в районах области, вещь очень опасная. Против нас, фермеров, выступают мощные структуры с большими средствами. Их задача – забрать землю любой ценой, чтобы потом нам же сдать в субаренду по космическим ценам. А нам останется одно – закрыть бизнес. И если власти не найдут законного механизма отпора таким рейдерам, то от волгоградских земель мало что останется…».

Комментарий
Доктор экономических наук Игорь Бельских: «На временном отрезке в ближайшие несколько лет главным фактором в уменьшении деловой активности, скукоживании малого бизнеса будет отсутствие действенной поддержки от государства и региона. Поддержка вроде есть, но она либо весьма декларативная, либо содержит массу условий и ограничений, резко снижающих её эффективность. Чтобы не потерять малый бизнес вовсе, на мой взгляд, государству нужно снижать налоговую нагрузку, отменять и замораживать систему онлайн-касс для ИП и части малых предприятий, расширять систему грантовой поддержки максимально возможного количества отраслей. Главное, что нужно понять государству и обществу: малый бизнес – это не источник поступления налогов. Это в первую очередь занятость людей и залог социальной стабильности в обществе».

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах