aif.ru counter
1197

Исчерпали лимит? Волгорадцам все реже дают инвалидность

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Нижнее Поволжье №8 22/02/2017
Инвалидность - не приговор!
Инвалидность - не приговор! © / Максим Гребеньков / АиФ

Главный эксперт по медико-социальной экспертизе в Волгоградской области Людмила Гичкун рассказала о том, почему количество жителей, получающих группу инвалидности, последние два года уменьшается. Пояснила, что делать человеку, который не согласен с решением экспертов. А также рассказала о создании федерального реестра инвалидов и других нововведениях в системе МСЭ.

Требование жёстче

Лариса Шеремет, «АиФ»-Нижнее Повольжье»: Правда, что количество обратившихся за установлением инвалидности сокращается?

Людмила Гичкун: В 2016 году в бюро МСЭ было освидетельствовано 49 542 человека, в том числе 5040 детей. По сравнению с 2015 годом общее количество освидетельствований уменьшилось на 5,4%. Тенденция на уменьшение - общая для России. 

Это обусловлено многими факторами. И модернизация системы здравоохранения, развитие оказания высокотехнологичной помощи на госпитальном этапе. Немаловажное значение имеет качество проведения лечебно-диагностических и реабилитационных мероприятий. 

В 2008 году Россией подписана и в 2012 году ратифицирована Конвенция ООН о правах инвалидов, которая направлена на обеспечение полного участия инвалидов в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни общества, ликвидацию дискриминации по признаку инвалидности, а также на создание эффективных механизмов защиты прав инвалидов. С 2011 года у нас реализуется программа «Доступная среда», совершенствуется система экспертизы и реабилитации инвалидов, их трудоустройства и культурного обслуживания, вовлечения в занятия спортом и прочее. 

- Наши читатели жалуются на то, что требования к установлению инвалидности в последние годы стали жёстче. Некоторые даже утверждают, что у МСЭ появились лимиты по инвалидности.

- Никакого «лимита», конечно, нет. Но подход к установлению инвалидности изменился, он стал не жёстче, а более четким и регламентированным. Не секрет, что один и тот же диагноз может совершенно по-разному сказываться на качестве жизни людей. До 2015 года эксперты при установлении группы инвалидности руководствовались такими критериями, как «значительно выраженные», «выраженные» и «умеренно выраженные нарушения». При этом чётких критериев, как определить эту степень выраженности, не было. Поэтому, когда эксперт принимал решение на основе своих профессиональных знаний, опыта, субъективизм исключить было нельзя. Сейчас в системе МСЭ всё четко регламентировано. 

Новая классификация и критерии предусматривают оценку степени выраженности нарушений функций организма в процентах (от 10 до 100): от 10 до 30 процентов - незначительно выраженные нарушения, от 40 до 50 процентов - умеренные, от 70 до 80 процентов выраженные, и от 90 до 100 процентов - значительные. 

И в наших документах прописаны конкретные функциональные нарушения и степень выраженности, которая соответствует процентам. И сегодня как лицу, проходящему медико-социальную экспертизу, так и надзорному ведомству мы можем показать и чётко пояснить, почему установили именно такую группу инвалидности, а не другую.

Непризнанные инвалиды

- Кто решает, пора пациенту обращаться в МСЭ или нет?

- Всё начинается с лечебного учреждения, где диагностируют заболевание. Если, несмотря на все усилия врачей, выявляются стойкие нарушения функций организма, то медицинская организация оформляет по единому образцу направление к нам. Пациент в бюро МСЭ пишет заявление на проведение экспертизы. Пакет документов с результатами медицинских исследований поступает в бюро. В течение пяти дней мы обязаны ознакомиться с ними, завести личное дело пациента и пригласить его в МСЭ. В срок не более 30 дней проводится экспертиза и выносится заключение. 

Если лечебное учреждение качественно оформляет направление, то вопросов не возникает. Но случается, что для точного установления группы инвалидности требуется дополнительное обследование пациента. Человек должен дать на него согласие. Нередко приходиться уговаривать, убеждать, что это поможет решить вопрос с установлением группы инвалидности или усилением её. Если человек не соглашается, мы выносим решение на основании тех документов, которые представлены. Хочу подчеркнуть, что каждая запись врача в направлении на МСЭ и в диагнозе должны подтверждаться объективными данными. Если, к примеру, врач написал «частые кризы», то это значит, что в амбулаторной карте пациента должно быть их подтверждение: частота, тяжесть, продолжительность кризов, предпринятые лечебные мероприятия.

- А если пациент считает себя потенциальным инвалидом, а врач не даёт направление: «Нет оснований», что делать?

- Раньше с непризнанными инвалидами возникало много конфликтных ситуаций. Сейчас такой проблемы нет. Законодатель разрешил больному обращаться к нам напрямую, без направления лечебного учреждения. И мы также проводим медицинское освидетельствование.

- Для многих граждан отказ в инвалидности или же снятие инвалидности звучит как приговор: «Меня лишили не только пособия, но и, самое главное, льгот и бесплатных лекарств».

- По закону ни дорогостоящее лечение, ни заместительная терапия не являются критериями для определения группы инвалидности. Государство предусмотрело программы для обеспечения граждан жизненно необходимыми препаратами независимо от того, есть у них инвалидность или нет. Я часто привожу пример с гипертонической болезнью. Сколько людей имеют этот диагноз, но не все же инвалиды. Да, нездоровы, но последствия для жизнедеятельности организма у всех разные. Сейчас наши эксперты должны не только разъяснять принятое решение, но и сообщать человеку, которому инвалидность не была установлена, на какие меры поддержки он имеет право. Например, лекарственное обеспечение согласно Постановлению Правительства №890 распространяется не только на инвалидов. Наша задача - сориентировать человека, куда ему пойти, как получить помощь, по какому адресу, телефону ему следует обращаться.

Алгоритм действий для несогласных

- А что делать, если человек не согласен с решением МСЭ?

- В настоящее время в нашей стране создана трёхуровневая система МСЭ: бюро МСЭ, Главное бюро МСЭ и Федеральное бюро. В случае несогласия с нашим решением гражданин может обратиться в вышестоящий орган. Мы все документы с обоснованием решения предоставляем несогласному пациенту. Объявляя решение МСЭ, мы обязательно поясняем, что отказ или установление группы инвалидности соответствует состоянию здоровья данного человека в настоящий период. Если будет отрицательная динамика в течение заболевания, он всегда может обратиться за получением инвалидности или усилением группы.

- Какие меры противодействия коррупции предпринимаются?

- Если эксперта обвиняют в том, что он за вознаграждение установил инвалидность тому, кому она не полагается, то в таком случае следует спросить в первую очередь с работников лечебных учреждений, которые пишут о заболевании, которого нет. Мы проводим постоянные мероприятия антикоррупционной направленности. Хорошим инструментом является единая информационная автоматизированная система МСЭ, которая делает работу бюро прозрачной. Находясь у себя в кабинете, я могу в один клик получить информацию по любому структурному подразделению. Кроме того, у нас проводятся постоянные ротации сотрудников в структурных подразделениях. В ближайшее время практически все помещения МСЭ будут оборудованы видеокамерами.

- С этого года должен начать работу федеральный реестр инвалидов, для чего он нужен?

- Государства, подписавшие Конвенцию о правах инвалидов, обязаны наладить сквозной статистический учёт, чтобы иметь данные о потребностях инвалидов, демографическом составе и т.д. При формировании реестра будет создан личный кабинет каждого инвалида, в котором будет сконцентрирована информация, какие меры поддержки он получал, какие программы медицинской, социальной, профессиональной, психологической реабилитации проходил, когда, с каким результатом и т. д. Это колоссальный масштаб работы. Мы начинаем формировать реестр с детей-инвалидов. Потом загрузим информацию о взрослом населении.

- Людмила Петровна, а как вы выбрали профессию эксперта?

- Всё по велению его величества Случая. Я родилась в Волгоградской области в семье инженеров-лесоводов. А стала «родоначальницей» династии врачей. Моя дочь потом пошла по моим стопам, затем племянник. В семье все думали, что я стану «технарём», ходила в горхоз и успешно участвовала в олимпиадах. Но подруга предложила: «А давай… в мединститут». Было страшно, что провалюсь, но рискнула… Мне очень повезло с педагогами, преданными своей профессии. Мединститут окончила с отличием, была активной общественницей. Но первыми на распределении все самые престижные места забрали те, кто имел семью и детей, и льготники. Я попала в самом конце с троечниками, когда выбирать было уже практически не из чего. Было направление в Ленинград, в институт усовершенствования врачей и экспертов. И подружка уговорила: «Давай поедем, всё-таки Питер». И поехали, и ни разу за свою жизнь об этом не пожалела. Была возможность остаться в Ленинграде, но решила вернуться в Волгоград. И здесь я с низшего звена ВТЭК, под опекой опытных наставников доросла до руководителя Главного бюро. Мне очень нравится профессия. И если бы мне сейчас предложили всё начать сначала, я в своей жизни ничего бы не изменила.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах