aif.ru counter
314

Физик Сергей Борознин: «С помощью нанотехнологий усовершенствовали асфальт»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Нижнее Поволжье 18/09/2013
Фото: АИФ

2014 год объявлен в России годом науки. Государственные деятели всё чаще говорят о развитии, инновациях, дотациях для учёных...

Но каково быть молодым учёным в нынешнее время? Можно ли заработать, занимаясь наукой? Обладатель нескольких грантов в сфере нанотехнологических исследований наш земляк Сергей Борознин констатирует: пока приходится выбирать что-то одно - либо науку, либо стабильный доход.

Дороги в тренде

- Сергей, вы занимаетесь исследованиями в сфере нанотехнологий. Так ли это перспективно, как говорят чиновники?

- Сегодня это слово используют для привлечения внимания. Косметические фирмы используют приставку «нано», даже когда речь идёт о креме для лица. Это ерунда. В действительности же к нанотехнологиям очень многое под брендом «нано» отношения не имеет. Но есть и реальные разработки: они связаны с изготовлением новых материалов. Мы работаем над несколькими проектами. Один из них - наноразмерные фильтры для очистки спиртосодержащих жидкостей от тяжёлых спиртов. Эти фильтры пригодятся в промышленности, медицине. Есть и другие чисто медицинские разработки: усовершенствованные стоматологические пломбы, которые гораздо прочнее и долгосрочнее нынешних, цилиндры для коронарных шунтирований, позволяющие лекарству поступать непосредственно к месту болезни, что сводит к минимуму вред для других органов. Кстати, именно врачи сотрудничают с нами активнее всего. К примеру, с медсанчастью № 40 у нас даже есть договорённость на проведение экспериментального лечения, правда, она появилась совсем недавно и подобной операции ещё не делали. А вот власти, к сожалению, особого внимания не уделяют.

- А что вы предлагали властям?

- Во-первых, решить проблему плохих волгоградских дорог. С помощью нанотехнологий мы усовершенствовали асфальт. При добавлении незначительного количества углеродных частиц в раствор мы получаем значительное увеличение прочности и износоустойчивости. Было даже предложение постелить небольшой участок на дороге рядом с обычным асфальтом и сравнить. Казалось бы, тема дорог сегодня - номер один. В регионе совместно с австрийцами построили асфальтобетонный завод, чтобы выпускать качественное сырьё для реконструкции и ремонта дорожного полотна. Однако наши разработки властям не так интересны, как открытие второго такого же завода. Мы пытаемся пробиться в чиновничьи кабинеты, но толку нет. Раз за разом всё сводится к пиару: с нами встречается очередной политик, обещает внедрять инновации, а после публикации в СМИ или выборов всё забывается. А тем временем асфальт действительно получается более прочным, и это реальная экономия. Но власть не хочет вкладывать деньги в развитие новых проектов, и мы год за годом страдаем от наших дорог.

Практиковаться? Не здесь!

- Такие проблемы с финансированием инновационных исследований только в Волгограде или по стране в целом?

- Я пришел к выводу, что российские власти, инвесторы в принципе боятся рисковать. Исследования не всегда проходят так, как задумывались. Не всегда достигаются поставленные цели. А люди могут потерять деньги. Им этого не хочется. Поэтому в России зачастую создают теоретическую базу, делают все расчеты, выдвигают гипотезы. А тестированием занимаются уже на Западе. У них там идёт упор именно на разработки. И нашим бизнесменам лучше подождать, пока та или иная технология станет на поток, прежде чем вкладывать деньги. Практически ту же ситуацию мы наблюдали и с компьютерами. Именно советским учёным принадлежали основные идеи, но государство побоялось воплощать их в жизнь.

- А что касается научно-исследовательских центров, того же Сколково, - неужели там не проходят испытания?

- На мой взгляд, Сколково - это просто пиар. Непонятно, зачем его вообще создавали? Почти каждый второй городок в Подмосковье имеет статус научного. При этом о них никто не кричит. Сколково заявлялось как что-то качественно новое, нацеленное на грандиозный научно-технический прорыв. Тем не менее я ещё не слышал о них ничего, что имело бы какую-то действительную ценность. А вот скандалов много. Что же касается других исследовательских центров, то там, конечно, проходят тестирования и испытания разработок, просто не в таких масштабах, как за рубежом.

- А как же обмен опытом? Волгоградская наука сотрудничает с какими-то центрами?

- Конечно, мы работаем со многими крупными российскими институтами. К сожалению, нам пока ещё за ними не угнаться. Опять же из-за незаинтересованности властей нет финансовых вливаний. Но выкручиваемся сами, знакомимся на различных конференциях с коллегами из-за рубежа, обзаводимся контактами. Недавно на одной из конференций коллеги разработали деталь, которая, однако, была недостаточно прочной. Мы произвели расчёты и посоветовали добавить один элемент, вот ждём, поможет или нет.

«Отмывателей» отсеивают

- Существует стереотип, что учёные не зарабатывают много денег, а вы рассказываете о зарубежных командировках, то есть труд человека науки все-таки неплохо оплачивается.

- Заработать можно, конечно, но не сразу. Если идти в науку ради денег, то не стоит даже пытаться. Лучше пойти в торговлю. Так проще. Наукой нужно болеть, гореть, жить. На грани одержимости уже можно достичь каких-то высот, признания, ну и денег. Молодые ученые живут не на зарплаты, а на гранты. Практически у каждого аспиранта, который заинтересован в своей работе, есть какие-то стипендии - от региональной до президентской.

- Кто-то контролирует, куда на самом деле идут деньги, выделенные по грантам?

- Конечно. По окончании исследователя нужно отчитаться о проделанной работе, ведь это поддержка государства. Результат может быть и положительным, и отрицательным. Из-за этого сейчас стали жестче подходить к грантовой политике в принципе. Много тратится без реального результата и практической пользы.

- Получается, теперь те же гранты получить ещё сложнее?

- Те, кто всерьёз хотят заниматься наукой, всё-таки получают помощь и деньги на исследования, пусть и пройдя дополнительные «проверки». Зато такая политика отсеивает тех, кто не наукой занимается, а просто пытается нажиться и отмыть деньги.

- Сергей, как вы считаете: есть ли шанс у вашей лаборатории совершить настоящий прорыв и прославить Волгоград на весь мир?

- Сложно прогнозировать. Опять же из-за, скорее, теоретического подхода разработки, видимо, сначала пройдут все тесты на Западе. К тому же флагманами российской науки остаются МГУ, институт РАН, СПБГУ. Это совсем другие возможно и в плане технической разработки, и в плане финансирования. Хотя, с другой стороны, из всей России только нас пригласили на закрытую конференцию в Риме по итогам предыдущих выступлений, поэтому всё возможно.

ДОСЬЕ

Сергей Борознин родился 8 марта 1987 года в Волгограде. В 2009 году окончил Волгоградский государственный университет и поступил в аспирантуру. Кандидат физико-математических наук, обладатель именной стипендии Президента РФ, руководитель гранта ВолГУ, гранта Мин­образования, автор более десятка статей.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество