877

Доцент Сергей Калашников: «Наши дети будут знать родной язык еще хуже»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Нижнее Поволжье 17/07/2013
Фото: автора

Вот уже четыре месяца в областной Горьковской библиотеке реализуется уникальный просветительский проект «Литера-terrа». Один из инициаторов проекта – доцент ВолГУ Сергей Калашников. Чем актуально сегодня творчество классиков литературы и как оно проецируется на нашу повседневную жизнь? Об этом наш разговор с молодым учёным и преподавателем.

Время «полуфабрикатов»

– Сергей Борисович, сегодня преподавание литературы и русского языка не относится к числу приоритетных предметов. Почему такое произошло?

– В течение пяти лет я работаю в составе экспертной комиссии по проверке ЕГЭ. Статистика печальна: ежегодно только около 1% работ выпускников школ города и области по литературе и особенно по русскому языку отличаются хоть какой-то внятностью. А ведь именно гуманитарные дисциплины делают из человеческого «полуфабриката» полноценную личность. Самое страшное, что эти процессы воспринимаются где-то в образовательных федеральных «верхах» как норма. Средний возраст учителей-словесников города и области – 50-55 лет. Молодые педагоги – редчайшее исключение из общего правила. В высшей школе сокращается объём преподавания гуманитарных дисциплин. С тех пор, как я был студентом, он уменьшился втрое! Это значит, наши дети будут знать родной язык и литературу ещё хуже, чем нынешнее поколение выпускников. 

– И всё-таки при всех изъянах в области грамотности молодёжь, студенчество социально активны. Взять хотя бы недавнюю историю волонтёрского движения по защите старинного дебаркадера на острове Крит.

– Эта история ярко показывает, что навязываемые молодым волгоградцам партийные и общественные проекты глубоко им чужды. В любую эпоху существует социально активный, свободнорадикальный слой молодёжи в возрасте от 16 до 26 лет, одержимый идеей героического самоутверждения. Это возраст активной социализации во взрослой жизни, конкурентной борьбы за «место под солнцем», выражающийся в так называемой культуре протеста. Скажем, в Советском Союзе для молодёжи намеренно моделировали ситуацию «мирного подвига» в общегосударственном масштабе: освоение целины, строительство Братской ГЭС, БАМ. Современную молодёжь тоже можно увлечь некоей глобальной задачей, но ею уже не может стать постройка канала «Волго-Дон-2» или сооружение дороги Волгоград – Пекин. Такое возможно только в том случае, если существует единая идеология в масштабе всего государства, но объединяющей идеи у нас нет. Есть попытки найти ей эквивалент. Это, скажем, пропаганда олимпийских и массовых видов спорта. Но чтобы действительно сплотить активную часть нации, этого явно недостаточно. 

Чтение по старинке

– Кто они, посетители ваших публичных лекций проекта «Литера-terrа»?

– С одной стороны, на лекциях много людей пенсионного возраста. Они предпочитают по старинке читать книги, вживую обмениваться мыслями и впечатлениями о прочитанном. Другая половина моей аудитории – молодёжь в возрасте от 16 до 27 лет, самая активная часть сообщества. И публичные лекции для меня – возможность предложить этой мыслящей части «свободных радикалов» некую глобальную концепцию русской литературы, очищенную от разных стереотипов и шаблонов.

– Мне трудно представить, скажем, обычного волгоградского бизнесмена, офисного клерка, который в свободное время пришел на вашу лекцию о последней дуэли Пушкина. 

– Напрасно так думаете! Среди постоянных слушателей есть, например, генеральный директор крупной промышленной фирмы, профессиональный юрист, специалист по PR-технологиям, известные в городе врачи и предприниматели. Приходят они не ради каких-то выгод, а потому что хотят понять некие универсальные процессы развития русской культуры, потому что им это интересно. Дело, разумеется, не только в трагической гибели «солнца русской поэзии». А в той общей идее, которая позволяет видеть общие закономерности, стоящие за этой смертью. Ещё в XVIII веке в России начала складываться система представлений о поэте как социально значимой фигуре, которая воплощает в себе представление об истине и становится «духовным лидером» нации. Быть поэтом в России – это бессмертие в веках, которое покупается очень дорогой ценой – гибелью поэта! И примеров тому в русской литературе предостаточно. А сегодня писать стихи – это настоящий подвиг! 

Наша карма

– В одном из произведений современного автора говорится о роли нашего города в мировом историческом и культурном процессе. Как её видите вы?

– Мне всё чаще кажется, что Волгоград просто обречён жить под знаком подвига. Это наш архетип, или, как сказали бы на Востоке, наша карма. Мы, живущие здесь горожане, до сих пор мало пригодны для комфортной, благополучной и мирной жизни. Даже чтобы добраться до работы из одного района в другой, а то и через два-три района, мы преодолеваем проклятие Второй Продольной с её пробками и дорожными выбоинами. Мы – место пограничных состояний: между культурной Европой и хаосом заволжских пространств, где нет не то что культуры, но даже приличных бензоколонок. Война закончилась 70 лет назад, но для нас по-прежнему «За Волгой земли нет!». Такой разрыв в пространстве порождает озлобленность, агрессию и неуважение к месту, в котором мы живём. И надо признать, это очень заметная черта «волгоградского характера». В любом городе есть свой центр, наделённый повышенной значимостью, – как Кремль в Москве или Дворцовая площадь в Питере. В Волгограде такого центра нет. Поэтому, чтобы почувствовать свою общность, мы должны стать свидетелями и участниками события ещё более грандиозного, чем Сталинградская битва. 

ДОСЬЕ

Сергей Калашников – кандидат филологических наук. Родился в 1973 году в семье военнослужащего в ГДР. Окончил филологический факультет ВолГУ. Научные интересы – русская поэзия XVIII-XXI веков. Смежные интересы: геополитика, семиотика истории, технологии манипулирования массовым сознанием. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах