327

Смысл жизни волонтеров – дарить добро

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Нижнее Поволжье 13/02/2013
Фото: автора

Мы так много слышим о насилии, лжи, жестокости и продажности, что подчас кажется, что всё общество, все люди такие: лживые и жестокие. Короткая встреча с волгоградскими волонтёрами накануне Всемирного дня доброты перевернула моё представление о мире. Пока есть такие люди – у нас не может быть всё плохо.

Золушка наоборот 

Мы едем по Волгограду с Иваном Рычко. У него внедорожник, водитель-помощник, свой бизнес. Ваня родом из небогатой семьи, мама тянула семью одна, всего в жизни достиг сам, своим трудом, по шажку, по копейке, но добился чего хотел. А потом… пришел в благотворительный фонд «Дети в беде» и спросил: «А чем я могу помочь?». Там его познакомили с Вероникой Антоновой и её детьми. К ней мы поехали. Ваня раз в месяц привозит Антоновым продуктовый набор с картошкой, крупами, консервами, мукой и энную сумму денег. Спрашиваю, а вам это зачем? «У нас жизнь жестокая, каждый сам за себя. А если бы каждый помогал ближнему, наверное, мы бы в России стали лучше жить», – отвечает Иван. 

Веронику Антонову друзья называют «Золушкой наоборот». Она приехала в Волгоград в 1999 году из Таджикистана, сбежав от войны. 16-летняя девушка училась на балерину и танцевала в театре. Сейчас пуанты остались лишь красивым сном. Когда началась стрельба, мама и старший брат Женя решили, что девочку нужно увозить. Мама, военный хирург, осталась в госпитале, через полгода пропав без вести, а брат с сестрой сели на поезд в Волгоград. В пути какие-то люди с автоматами отбирали у русских всё: одежду, деньги, чемоданы, кольца и серёжки. От них приходилось прятаться по вагонам, чтобы не убили. Брат с сестрой, сойдя с поезда в Волгограде, имели только шлёпки на ногах, одежду, в которой приехали, и кое-какие документы. Всё. «Главное, что живы», – сказал тогда Женя. Брат женился на волгоградке и устроился на работу охранником. Спустя две недели его убили. Вероника осталась одна. 

Шесть шурупов в позвоночнике 

– Я встретила человека, с которым начала жить, – рассказывает Вероника. – Родился сын Юра, потом дочь Диана. Дочка родилась с чудовищным сколиозом – под 70 градусов. Когда потребовалась операция, папа сказал, что тратить все деньги на ребёнка он не намерен, и ушёл. Я обратилась в благотворительные фонды «Дети в беде» и «Всероссийский детский фонд». Это было чудо – простые люди собрали 270 000 рублей на первую операцию и 150 000 на вторую. 

Но операции не помогли. Пришлось ехать по квоте от облздрава в Санкт-Петербург, где удалили доброкачественную опухоль на позвоночнике. А позже предстояло обследование в Кургане. Вся жизнь Вероники превратилась в отчаянную надежду на человеческую доброту. И оказалось, что мир полон удивительно добрых людей. Пока мама с дочкой на три месяца ездили в клинику, Юру взяла к себе жить его школьная учительница. Губернатор Сергей Боженов после встречи с Антоновой выделил им квартиру из муниципального фонда, помог с квотой в Курган. 

В клинике Кургана Диане установили две балки на позвоночник и шесть шурупов – так удалось исправить позвоночник на 20 градусов. Девочке сейчас нельзя сидеть, даже присесть в туалет, приходится покупать памперсы. А ещё учебники, продукты, одежду… Недостаточно денег и предостаточно маминых слёз. Семья живёт на пособия и пенсию – всего 11 000 руб­лей, из них 3000 – квартплата. Работать мама не может – Диану нельзя оставлять одну, металлоконструкция выпирает из-под кожи – и не дай бог девочка стукнется или ушибётся. Однажды папа вернулся, сделал третьего ребёнка, а на седьмом месяце беременности сказал, что нашел другую женщину. Вместо папы Веронику с сыном забирали из роддома волонтёры. Удивительно, но Вероника не сломалась и не ожесточилась. Это женщина с фигурой девочки, удивительно светлая и какая-то беззащитная. Она стесняется, что нужно просить, что приходится рассказывать всё это чужим людям, постоянно благодарит Ивана, который привозит ей продукты. Без них семья обречена на голод. Она всех пытается напоить чаем, но Иван отнекивается, а Юра во время беседы сжимает кулаки. «Я никогда не буду, как папа, – сказал он на прощание, – я буду, как Иван».

Лекарство от депрессий

Света Попова – круглая отличница первого курса сельскохозяйственной академии, донор (только позавчера сдала кровь для полицейского). А ещё она волонтёр. 

Мы встретились с ней в седьмой детской горбольнице, куда она ходит почти ежедневно ухаживать за больными детьми, помогая сиделкам. На руках у неё спит девятимесячный Ваня Иванов. У мальчика страшный диагноз – гидроцефалия, и недавно он перенёс операцию по удалению лишней жидкости из мозга.

– Видите, зелёнка на голове? – спрашивает Света. И правда, на непропорционально большой для этого худенького тельца голове есть две коросты ран, покрытых зелёнкой. Видеть их у малыша очень больно. – Тут был дренаж – трубочка, через которую текла жидкость. Сейчас его состояние улучшилось, жидкость стала рассасываться сама, и дренаж сняли. 

Когда Ваня родился, у его мамы был рак, и вот уже четыре недели, как он стал сиротой. Над крошечным лобиком у Вани место для инъекций, Света говорит: это потому, что на попе уже не осталось места. Ваня беспомощнее новорождённого котёнка. Головку он поднять не может – она слишком тяжела, у него сильное физическое отставание, пальчики на ручках полупрозрачные, как у птички. Его надо перепеленать, покормить, почистить носик, убаюкать… У Светы восемь подопечных, но Ваня ее любимец, она приходит к нему, когда «окно» между парами в вузе или на весь выходной день. 

– Я просто люблю детей, – говорит она, – если другим не досталось материнской любви, почему я не могу подарить свою? Некоторые люди ищут смысл жизни. А если бы меня не было, что было бы с Ваней или другими «моими» детьми? Я вот живу ради этого, и поверьте, это лучшее лекарство от депрессий. У меня в жизни есть цель. Сначала я выучусь на ветеринара и постараюсь открыть свою клинику. Мне нужен стабильный финансовый доход, чтобы иметь возможность заниматься благотворительностью. А то так жалко иногда, что не можешь дать денег на лечение ребёнка. А вообще я мечтаю создать благотворительный фонд – так много есть детей, которым нужна помощь. Делать добро – это внутренняя потребность. Мне многие у виска крутят, я обижалась сначала, а потом поняла, что нужно пожалеть тех людей, кто лишает себя права делать добро. У нас многие стесняются быть добрыми, но я нашла много единомышленников, кто также помогает детям. 

Кроме друзей, Света «подсадила» на социальное волонтёрство и всю семью. Если сначала папа, работающий в силовых органах, только по большой просьбе дочери соглашался привезти детей в больницу, то сейчас ему и самому приносит радость общение с малышами. А мама говорит, что не удивится, если через пару лет дочка принесёт такого же, как Ваня, домой. «Всё может быть», – говорит Света.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Ксения Магнитская, экс­перт-психо­лог:

– Есть люди, которые считают, что кругом негодяи, никто руку ближнему не подаст. Эти ворчуны, скорее всего, обижены на белый свет и винят в своих бедах других. А есть люди, которые делают добро и получают от этого удовольствие. Моя свекровь до 90 лет всё старалась кому-то помочь: шила, штопала носки, вязала варежки. Она всегда приговаривала: «Ты не представляешь, какое это удовольствие – помогать». Умение получать удовольствие от добра закладывается в семье. А есть ещё врождённые альтруисты, для которых делать добро так же естественно, как дышать. Я думаю, без них бы человечество давно исчезло. Ведь дарить добро – это возможность приподняться над собой, стать лучше. 

Мир ставит перед людьми много бед, и в ответ на них появились волонтёры. И когда они объединяются в движение, это волей-неволей формирует некую психологию добра. Любой человек, делая добро, всегда становится лучше, вырастая в собственных глазах.

НА ЗАМЕТКУ

Если кто-то из наших читателей решит стать волонтёром или помочь фонду «Дети в беде», обращайтесь по телефонам: 97-15-48, 8-902-656-03-99. Адрес: Волгоград, ул. Проф­союзная, 19. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах