165

«Наши солдаты были похожи на ангелов»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Нижнее Поволжье 30/01/2013
Фото: Л. КОНОВА

Второе февраля. Выщербленная, выколотая, выстраданная дата, навсегда оставшаяся, сбереженная, сохранённая. Вспомнить каждого бы по имени. Каждому бы – по молитве. Да и как забыть их?

Сталинград показал всему миру, как надо бороться за победу. Бороться всем, и детям, и взрослым. Бороться на фронте, на улице, в окопе, за каждый день жизни.

«Ешьте, хорошие. Там кормить некого»

Мы жили на посёлке Второй километр, рядом с Мамаевым курганом. Когда стало чуть потише, мы вышли наружу и увидели, что наших соседей Устиновых, у которых было пятеро детей, завалило в окопе землёй, и только длинные волосы одной из девочек торчали наружу.

Когда горел Сталинград, людям, уцелевшим от бомбёжки, нечего было есть, а около универмага был… склад с продовольствием, и мы побежали набрать какой-нибудь крупы, муки. Сахару для еды. Когда люди побежали второй раз, там были военные из НКВД с автоматами. Кто набрал продуктов, бежал, а они стреляли по убегающим. Потом все эти продукты загорелись… И получилось ни людям, ни себе.

Недалеко от нас стояла походная кухня. Еду возили на передовую в термосах. Они были большие, зелёного цвета, а внутри белые. Часто повар привозил еду назад и говорил: «Ешьте, детки! Там кормить уже некого…»

Мы жили на передовой вместе с бойцами. Воду брали из колодца, который находился в овраге, на нейтральной полосе. Маму я берегла, боялась, что если её убьют, то мы с сестрёнкой пропадём. Поэтому за водой бегала я.

Раны мои уже загноились (я получила ранение в голову, с правой стороны лица, в предплечье левой руки и ещё на уровне третьего ребра слева врезался металлический осколок). Сестра обнаружила в подвале немецкую санчасть. Мы потихоньку, чтобы не подстрелили, подкрались туда, постояли в нерешительности. Сестра заплакала, поцеловала меня и спряталась, а я пошла внутрь, с ужасом думая о возможной смерти и одновременно надеясь на помощь. Повезло: меня перевязал немец, вывел из подвала и даже сам заплакал. Наверное, у него тоже были маленькие дети.

(из воспоминания детей Сталинграда)

«Я тоже не святая»

Из последнего письма Розы Шаниной к П. Молчанову: 

«17 января. Извините за долгое молчание. Писать было совсем некогда. Шла моя боевая жизнь на настоящем фронте. Бои были суровые, но я каким-то чудом осталась жива и невредима. Шла в атаку в первых рядах. Вы уж извините меня за то, что Вас не послушалась. Сама не знаю, но какая-то сила влечёт меня сюда, в огонь. Только что пришла в свою землянку и сразу села за письмо к Вам. Устала, всё-таки три атаки в день. Немцы сопротивлялись ужасно. Особенно возле старинного имения. Кажется, от бомб и снарядов всё поднято на воздух, у них ещё хватает огня, чтобы не подпускать нас близко. Ну ничего, к утру всё равно одолеем их. Стреляю по фашистам, которые высовываются из-за домов, из люков танков и самоходок. Быть может, меня скоро убьют. Пошлите, пожалуйста, моей маме письмо. Вы спросите, почему это я собралась умирать. В батальоне, где я сейчас, из 78 человек осталось только шесть. А я тоже не святая...»

Над городом красное знамя!

От Советского Информбюро. 2 февраля 1943 года, вторник. Утреннее сообщение:

«Войска Донского фронта истребляли разрозненные группы гитлеровцев, оказывающих сопротивление севернее Сталинграда. После артиллерийского обстрела опорных пунктов противника бойцы Н-ской части заняли ряд вражеских дзотов и блиндажей. Захвачены пленные».

Так мир узнал о Победе в Сталинградской битве. 

Газета «Сталинградская правда» писала: «Это было началом. Плотину прорвало. Начали сдаваться остатки танковых, кавалерийских и прочих частей. Улицы Сталинграда снова заполнились фашистами, но уже безоружными, худыми, небритыми, одетыми в тряпьё. Они вылезали с поднятыми руками из блиндажей, держа автоматы зажатыми между ногами. Пленных не успевали считать. Тысячные толпы их собирались на площадях. Многие бродили по улицам и задавали типичный вопрос: «Где тут плен?»

В газету «Сталинградская правда» по телефону передавали: «Сталинград. 1 февраля. Итак, свершилось! Над Сталинградом, над его центральной частью, снова развевается красное знамя. Пусть вся страна запомнит эту дату – 31 января 1943 года». 

В ходе ликвидации окруженной группировки противника с 10 января по 2 февраля 1943 года были разгромлены 22 дивизии и свыше 160 различных частей усиления 6-й полевой армии вермахта. Более 90 тысяч немецких и румынских солдат, в том числе свыше 2500 офицеров и 24 генерала во главе с генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом, были взяты в плен. В этих боях немецко-фашистские войска потеряли около 140 тысяч солдат и офицеров. На отдельных этапах битвы с обеих сторон в ней участвовало свыше 2 миллионов человек, до 2 тысяч танков, более 2 тысяч самолётов, до 26 тысяч орудий. Под Сталинградом советские войска разгромили пять армий: две немецкие, две румынские и италь­янскую. Немецко-фашистские войска потеряли убитыми, ранеными, пленёнными более 800 тысяч солдат и офицеров, а также огромное количество боевой техники, оружия и снаряжения.

«Я перестал бояться мёртвых»

Немцы нас всех подняли, стали сортировать, с малыми детьми сажали в машины. Подростков и взрослых повели пешком. У одной женщины было двое младенцев. Немцы стали подсаживать женщин в машины, один из них держал в обеих руках детей, одного ребёнка отдал матери, а другого не успел, и машина тронулась. Ребёнок запищал, он несколько мгновений постоял в раздумье, а потом бросил на землю и затоптал ногами. 

Опухший от голода, полураздетый, под артиллерийским огнём каждый день ходил я на Волгу за водой. Нужно было раздвинуть трупы, которыми была покрыта поверхность воды у берега. Немцы обстреливали из миномётов даже одиночные цели и днём не давали подойти к воде. Берег Волги там обрывистый, высотой метров 12, и наши бойцы сделали лестницу шириной 5 метров из трупов. Засыпали её снегом. Зимой было очень удобно подниматься, но когда снег стаял, трупы разлагались, и стало скользко. После тех дней я перестал бояться мёртвых.

Утром к нам во двор вошли люди на лыжах, все в белом. Это были наши солдаты. Они были похожи на ангелов.  

Старшая сестра Мария распахнула дверь и упала в ноги вошедшим бойцам. Обхватив колени одного из бойцов, сотрясаясь от рыданий, повторяла: «Спасители наши пришли. Родные мои!» Её подняли и стали успокаивать, а мы, несмотря на нашу слабость, быстро соскочили с печи и повисли у них на шее. Солдаты тоже плакали и гладили наши обстриженные гнойные головы. Один из них сказал: «Посмотрите, что у них с головами. Бедные девочки. Вы не из концлагеря сбежали?» Это был первый счастливый момент с начала войны. Бойцы откуда-то принесли платья, бельё, обувь, чулки. Нас накормили. Когда солдаты уходили, мы плакали, целовали их, они казались нам самыми родными людьми на свете. «Не горюйте, – говорили они, прощаясь с нами, – больше такого никогда не повторится. Мы вам обещаем».

(из воспоминания детей Сталинграда)

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

24 часа составляла в среднем продолжительность жизни рядового Красной армии во время Сталинградской битвы.

Каждые 25 секунд погибал один боец только с нашей стороны.

7850 жителей, из них 994 ребёнка, не считая живших в Кировском районе, находились в городе после освобождения.

СОЦОПРОС

«Война» продолжается?

Согласно проведённому опросу только 45% осведомлены о том, что Волгоград – город-герой, и, собственно, почему... А вот другие цифры: Севастополь – 23%; Киев – 20%, Брест – 14%, Минск – 10%. Новороссийску и Туле совсем не повезло – 9 и 8%... Ужасы сегодняшнего дня… 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах