aif.ru counter
117

Победа под Сталинградом была сродни фантастике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Нижнее Поволжье 30/01/2013
Фото: Ивана ИВАНОВА

О проблемах, которые решались каждый день в осаждённом Сталинграде, о людях, ценой невероятных человеческих усилий отстоявших город на Волге, о цене мирной жизни накануне 70-летия Победы под Сталинградом мы поговорили с Львом Лариным, заслуженным работником культуры, старшим научным сотрудником музея-заповедника «Сталинградская битва».

Ни шагу назад

– Как вы оцениваете напряженную ситуацию в мире, явное желание определённых стран разжечь всё нарастающие конфликты, в том числе с Россией? Неужели предыдущего урока истории мало?

– Я не специалист в этой области, но как любой обыватель расцениваю такие перспективы, только разговоры о них, безусловно, как ужасающие. Современные средства ведения войны превосходят те, что использовались во время Великой Отечественной, в сотни раз. Пресловутая «красная» кнопка, как тряпка для быка – только раздразни… Ведь люди, в том числе и на самом высоком уровне, совершенно непредсказуемы. На современной политической карте мира сошлось множество факторов, не позволяющих чётко очертить круг врагов и друзей. Даже если бегло изучить сводки последнего десятилетия, своевременные реалии, как минимум удивляют – те, кто казался очевидным союзником России, выступают ее оппонентом.

– Вы знаете историю Сталинградской битвы в том числе и с изнаночной стороны. Оправдан ли, с вашей точки зрения, легендарный приказ «Ни шагу назад»?

– Этот приказ нельзя рассматривать с позиции современности, мирного времени. Оценка сразу становится весьма субъективной. Одна из точек зрения – приказ №227 появился в ответ на жестокость немецко-фашистских войск. Когда этот приказ вводился, он, конечно, действовал пугающе на людей. В воспоминаниях мы читаем: «…мы, оглушенные, не знали, как выразить свои чувства…» Да, жесткое решение, но ведь оно действовало! Главную роль в обороне города сыграли обычные строевые части. К слову, прибывали они в Сталинград изначально ослабленные – едва ли дивизии дотягивали по своей численности до должного уровня. Приказ влиял прежде всего в моральном отношении, мобилизовывал людей. Однако жертв его значительно меньше, чем представляется. Расстреливали очень немногих, основная же масса «провинившихся» образовывала штрафбаты, которые ни в какое сравнение по численности не шли с кадровыми частями Красной армии и щитом на пути у немцев под Сталинградом не стали. 

– Вами изучено огромное количество исторических материалов – что больше всего поразило в ходе Сталинградской битвы, в ее участниках? Ведь факты говорят о том, что эта победа сродни фантастике. 

– Действительно, во время самого тяжёлого первого периода Сталинградской битвы, когда бои шли за Доном, для многих наших бойцов, в том числе и командующего состава, победа казалась весьма призрачной. Противник превосходил наши силы прежде всего в техническом обеспечении, в том числе в авиации. Представьте, средний опыт полётов наших мальчишек – 15-20 часов. Это ничто! Немцы чувствовали своё превосходство, проявляли инициативу, позволявшую им решать, казалось бы, нереальные задачи. Есть, однако, и другая сторона вопроса. 

Мы встречаем очень противоречивые цифры касательно единиц техники обеих сторон. Ведь любая машина, в том числе и танк, имеет тенденцию изнашиваться – числилось одно количество, а в боях принимало участие совсем другое. Так, в августе 1943 года в 7-й танковый корпус прибыла проверка. Каково же было удивление и возмущение проверяющих, когда подсчитанное ими число танков превосходило все имеющиеся у них данные. Оказалось, что находчивый командир Павел Ротмистров буквально вытягивал с поля боя вышедшие из строя брошенные танки и приводил эти «неучтёнки» в «чувство». Вот этот факт нельзя не иметь в виду при общей оценке картины битвы. 

Уничтожить город? 

– Есть ли ещё «белые» пятна в истории великого сражения?

– Поражает история с минированием Сталинграда. Вопрос это встал, когда немцы перешли Дон – отдать город не представлялось возможным ни при каких обстоятельствах, но вот удастся ли его отстоять? Возник спецплан, согласно которому должны были сжечь, взорвать, заминировать все значимые объекты Сталинграда – строения, коммунальные сети, даже заводы. Алексею Чуянову, председателю городского комитета обороны, этот вопрос среди прочих казался одним из важнейших: как поступить – уничтожить город, но что же тогда защищать? Меж тем немецко-фашистские части приближались. На ряде предприятий, крупнейших заводах каждый вечер заряды убирали, чтобы утром выкатить их вновь. Об этом, кстати, писал в своей легендарной книге «В окопах Сталинграда» Виктор Некрасов. 

Все проблемы были очень многогранны – решение одной неминуемо влекло за собой появление ряда новых. Так же получилось и с эвакуацией. Вывести женское население из города, а все мужское уже было на фронте, означало бы собственноручно остановить всю промышленность, работу абсолютно всех предприятий. Как же тогда воевать? К слову, люди шли на эвакуацию неохотно, особенно сельские. Отчасти оттого, что не верили до последнего, что немец придёт в город, отчасти оттого, что на том берегу Волги их особенно не ждали, ведь нужно было разместить где-то и чем-то накормить.

– Вы часто общаетесь с ветеранами. О чём им думалось тогда, в окопах Сталинградской битвы?

– Сегодня сталкиваемся с ветеранами всё реже – оно и понятно, поколение, увы, уходит. Но воспоминания бережно храню. Как и те, что прочитал когда-то в архивах о вовсе незнакомых мне людях. То, о чём думали наши бойцы на фронте, мы имеем возможность узнать из сохранившихся писем. В отличие от немцев, которые сетовали на бытовые трудности, наши в основном грезили о светлом будущем, о том, как вернутся с войны домой… О том, как переживало Сталинградскую битву гражданское население, известно меньше. Но именно через мелкие крупицы бытовых, рутинных тогда, а ныне шокирующих воспоминания сама война становится гораздо яснее. Так, в своих воспоминаниях рядовой красноармеец Лев Жданов пишет о безымянном итальянце, с которым столкнулся на поле боя: «…Какое красивое лицо, прямо как с картин Караваджо…» Это про противника своего, это под градом пуль! 

ДОСЬЕ

Лев Яковлевич Ларин – заслуженный работник культуры РФ, ведущий научный сотрудник музея-заповедника «Сталинградская битва», ответственный в том числе и за сбор музейных экспонатов, автор статей и выставок, участник ряда проектов, посвящённых истории города. Сын участника Сталинградской битвы, награждённого медалью «За оборону Сталинграда».  

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах