369

Волгоградская область участвует в эксперименте «Россия без сирот»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ-Нижнее Поволжье 26/12/2012
Фото: Александра ФИРСОВА

Волгоградская область была выбрана одним из четырёх регионов, где будет апробирована новая Федеральная целевая программа «Россия без сирот» на 2013-2020 годы. Её главная цель – сократить число сирот и защитить малышей, оставшихся без попечения родителей.

Для этого планируется провести десятки глобальных изменений – от совершенствования нормативной базы и сокращения бюрократических препон до помощи семьям-усыновителям и усиления контроля за обитателями детских домов. 

Усыновляют с охотой

Включить наш регион в проект решил уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов. Кроме Волгоградской области, проект будет запущен еще в трёх регионах – Краснодарском и Красноярском краях, а также в Астраханской области. По статистике, число усыновлений здесь самое высокое по России. 

То, что детей в Волгоградской области сегодня усыновляют действительно с большой охотой, подтверждает и директор Волжского дома ребёнка для детей с органическим поражением центральной нервной системы и нарушением психики Наталья Злобова. Несколько лет назад в целях оптимизации чиновники всерьёз собирались закрыть это учреждение, раскидав детей по всей области. Тогда коллектив выстоял. И не зря. «Количество поступающих к нам и усыновляемых практически одинаково, – говорит Наталья Николаевна. – Этим летом мы подсчитали, что из 320 детей, прошедших через наше учреждение, 9 человек были отправлены в детский дом, двое – в дом инвалидов. А все остальные обрели семьи». 

По словам директора дома ребёнка, в основном среди усыновителей – наши сограждане. За рубеж отправляются в основном «бесперспективные» дети – с диагнозами, которым наша медицина помочь бессильна. Например, недавно иностранная пара удочерила девочку с врожденным дефектом – у малышки нет руки. В России её судьба сложилась бы однозначно – дом инвалидов. И в довесок к физической, еще и психологическая травма на всю жизнь. А за границей, с высочайшим уровнем медицинской реабилитации, девочке сделают современный протез, с которым она будет чувствовать себя полноценным членом общества. «Одна из основных причин столь высокой статистики усыновления наших детей – в реабилитации, – подтверждает Злобова. – Но какие бы мы ни создавали условия, как бы наш коллектив ни занимался с детьми, мы не сможем создать условия, как в семье. Лучшая реабилитация – это любящие родители». 

Кто выиграет?

Главным событием прошлой недели, активно обсуждаемым в социальных сетях и интернет-форумах, стало принятие Госдумой так называемого «Закона Димы Яковлева». Обидевшись на американцев, законодатели запретили им усыновлять брошенных россиянами детей. Вряд ли этот жест вызовет всплеск патриотизма в наших усыновителях, разве что «большие» чиновники обратят больше внимания на проблемы брошенных детей. А значит, есть шанс, что домам ребенка и интернатам что-нибудь от этого внимания достанется. 

Может, что-то перепадёт и удивительному Волжскому дому ребёнка, сотрудники которого кропотливо выхаживают детей с поражением нервной системы и психики до уровня их нормальных сверстников. С тех пор, когда чиновники хотели закрыть это учреждение, здесь мало что изменилось. Здание детского садика, в котором находится дом ребёнка, по-прежнему недостроено. То есть в одной части живут детки, а в другой, через стену, сыплются кирпичи недостроенного зала для лечебной физкультуры, музыкального зала, где планировались проводить утренники, общие праздники и давать концерты. 

Может, запретив отдавать американцам наших детей и приняв программу искоренения сирот, «большие дяди» действительно обратят внимание на маленькие проблемы брошенных малышей? И вдруг случится чудо – отказав иностранцам в праве на усыновление больного ребёнка, государство выделит деньги на приобретение суперпротеза для малышки без руки.

Всё это время дети государству были не нужны. Что-то изменится?

МНЕНИЕ ЗА!

Виктор Авдиенко, заслуженный тренер СССР и России:

– Я поддерживаю этот законопроект. Конечно, это прекрасно, когда ребёнок находит семью, и я уверен, что сотни американских семей с открытым сердцем приняли бы наших детей. Но закон должен быть одинаковым для всех. Я неплохо знаю США, и мне непонятно становится – почему гражданин Соединённых Штатов Америки беспрекословно защищается своей страной, её законами, а наши граждане, тем более дети, перед этими же законами беззащитны? Что это за избирательные наказания такие? Любой должен понимать, что российские дети – не котята, а для этого осознания необходим жёсткий законодательный регламент.

Нина Болдырева, уполномоченный по правам ребёнка Волгоградской области:

– За последние несколько лет мы наблюдаем очень тревожные случаи, касающиеся судеб наших детей за рубежом. Между тем факты международного усыновления как на территории России, так и в Волгоградской области резко сократились. Причина в том, что государство изыскивает всё больше возможностей для того, чтобы дети усыновлялись на Родине. Мы категорично выступаем за использование любого шанса сохранить для детей их родную семью, даже с признаками неблагополучия, готовы бороться за неё до последнего. Но если уж так случилось, что ребёнок остался без попечения родителей, надо сделать всё, чтобы замещающей для него семьёй стала всё-таки российская.

Принятый закон не означает, что Россия выбрала путь международной изоляции. Наша страна – участник международных норм и правил усыновления. Существующие механизмы должны и будут сохраняться. Так, например, на днях в Волгоградскую область обратилась гражданка Канады, наша со­отечественница, выразившая желание удочерить оставшуюся здесь сиротой племянницу. Такая возможность у неё должна быть, ведь дети не уходят в никуда. За их судьбами за границей ведётся жёсткий государственный контроль, установленный федеральным законодательством. Все прецеденты международного усыновления рассматриваются в Волгоградском облсуде, который составляет определенный график отчётности для будущих приёмных родителей и иностранных организаций-поручителей.

МНЕНИЕ ПРОТИВ

Александр Сайгин, политолог: 

– После «антимагнитского акта» народ заговорил, что хуже уже быть не может. Вы очень и очень сильно ошибаетесь. Есть куда. Поле богатое. Можно, например, разрешить детскую трансплантологию. Запретить и уголовно наказывать съёмку на территориях зон, ввести мораторий на принятие гуманитарной помощи от западных стран в случае чрезвычайных ситуаций. Ужесточить закон о клевете, добавив запрет на публикацию каких-то сведений о коррупции или преступлениях до того, как их таковыми признает суд. Разрешить эвтаназию вообще и без согласия родственников. Ввести принудительную стерилизацию (хотя здесь могут найтись и сторонники в обществе). И всю эту мерзость можно прикрыть патриотизмом, национальными и государственными интересами, политической целесообразностью. И если это понадобится, то это сделают.

Николай Паршин, лидер волгоградских коммунистов:

– Я буду краток, потому что мне неприятна эта тема сама по себе и думать об этом даже не хочется. Вся ситуация абсурдна. Дети никогда и ни при каких обстоятельствах не должны быть разменной картой в политической игре! Это моё человеческое мнение.

Отец Виктор, священник православного детского дома:

– Безусловно, на иностранных усыновителей надо обращать более пристальное внимание. Я сам проходил через процедуру усыновления и столкнулся с множеством комиссий, необходимостью собрать целую кипу бумаг в доказательство моей состоятельности как родителя. Проходят ли иностранцы такую же процедуру? Не знаю. Мы не должны отыгрываться на детях, у них должен быть выбор. Ведь известны же случаи, когда наших ребят спасают, в том числе и граждане США, например, история известной на весь мир параолимпийской чемпионки Джессики Лонг. Она утверждает: то, что её усыновили американцы, лучшее, что случилось в её жизни.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

11093 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, насчитывается в регионе.

40 детей было усыновлено за 11 месяцев текущего года в США, Канаду, Испанию и Израиль.

0 случаев возврата усыновлённых детей из иностранных семей обратно за всё время работы в Волгоградской области органов опеки и попечительства.

По данным министерства образования и науки Волгоградской области 

Исповедь мамы Оли

Мама Оля рассказала о том, зачем благополучная семья отважилась на усыновление двоих детей.

Великолепная четвёрка Романовых – три дочки и сын – главное семейное достояние. И никак не поворачивается язык назвать двоих из этой семьи приёмными детьми. «Что вы, – возмущается мама Оля, – они все мои, все родные». О детях эта хрупкая женщина может рассказывать часами.

Великолепная четвёрка

– Старшей дочке 25 лет, девчонкам по 18, сыну – 14. Мне часто задают вопрос: «Как вы решились взять приёмных детей в семью». А я и не знаю, как объяснить... Началась программа в реабилитационном центре «Исток» по определению детей в детдома. Откуда узнали о ней, точно не помню, кажется, из телевизора. И я вдруг подумала – у меня ведь есть потребность в детях: свои подросли уже, а я не нанянчилась, времени много свободного, есть и средства, а там детки пропадают! Позвонили в приют, поговорили и поехали за мальчиком. 

Нам понадобилось около полугода, чтобы определиться. В приют супруг не поехал, сказал, что не сможет в глаза деткам смотреть, а потом развернуться и уйти. Поехали мы со старшей дочкой, среди гулявших детей я сразу увидела «нашего». Через некоторое время муж заезжал в «Исток» за документами, в коридоре увидел девочку, которая вдруг так горько зарыдала, что он решился мгновенно: «Оля, мы берем еще и девочку». Вот так в нашей семье появились дочка и сын. 

Одни из самых неприятных вопросов касаются финансовой выгоды. Мол, детей в семьи берут ради государственных выплат. Ну что за бред! Если это так выгодно, как «поют», почему же до сих пор не разобрали всех детей? Когда мои дети только пришли из приюта, было страшно тяжело. Начиная с голода и заканчивая приворовыванием. И это не самое ужасное, с чем могут столкнуться приёмные родители. Знаете, я была на форуме для таких семей, как наша, на котором столкнулась с историями, когда дети в 12-13 лет ложку не умеют держать! Их берут в нормальные семьи и приучают жить по-человечески. Своих детей мы учили мыть посуду, полы, ухаживать за собой, ходить в магазин. А вы говорите выгода....

Ещё одна проблема – серьёзный прессинг со стороны общества. С утра и до ночи мы слышим – из таких детей ничего хорошего не получится. А я уверена – мысль материальна, и всё у нас будет лучше всех. 

Взрослое детство

– Мои дети считаются социальными сиротами. У них есть родственники и даже родители. История дочки, мне кажется, начиналась довольно благополучно. Судя по её медицинской карте, за девочкой следили, но чем дальше, тем реже они появлялись у врачей. Потом мама родила ещё двоих детей, запила. Чтобы накормить брата и сестру, девятилетняя девочка ходила побираться. Отчим забрал своих детей, а Таню сдал в приют. Мне говорили, что она очень долго висела на подоконнике, ждала папу. Но он не пришёл. Установка у девочки была такая – меня всё равно бросят. «Маму мою бросали, бросят и меня». Вы не представляете, какой труд – скорректировать вот такое мировоззрение. Мы больше семи лет уже живем вместе и только совсем недавно начались подвижки. Удивительно, но Татьяна – беспроблемный ребёнок, сейчас уже большая девочка-красавица. А начиналось все с того, что она прятала в карман кусок хлеба, голода боялась. 

С сыном, конечно, сложнее. Он мальчик замкнутый, сам по себе, разные проблемы возникают: то с крыши мы его снимаем, то из дома убегает. Его родители расписались по факту его появления. Как рассказывал сын: «Бабушка маму не любила. Она всегда смотрела со стороны, когда папа маму ногами под кровать закатывал...» А у мамы был синдром бродяжничества, она пила, её лишили родительских прав, а отец попал в тюрьму за разбой, мальчик же временами жил в будке, пока семейство выясняло отношения. Бабушка сдала Колю в приют – ребёнок стал не нужен. Потом дети не захотели видеться с родственниками. Таня даже плакала неделю, а Коля из дома убегал – еле нашли его. 

Моя мама меня спрашивает: «Оль, зачем?» Умом не понять. А дочки сказали как-то: «Мам, как хорошо, что у нас появились Таня и Коля». Может быть, вот для этой фразы, рождённой душевной теплотой? Всё же брать детей в семью — дело огромной ответственности и очень неблагодарное. Не ждите, что они скажут вам спасибо. Могут и не сказать. 

Рваные уши

Одним из главных ньюсмейкеров 2010 года стал волгоградский мальчишка Денис Хохряков. Его печальная история усыновления наглядно показала, что русские усыновители или американские – не так важно, скотское отношение к ребёнку возможно в любой семье. 

Денис Хохряков родился в Волгоградской области 13 октября 1998 года. В 2003 году мать лишили родительских прав, и мальчик попал в приют «Милосердие» Калачёвского района. Денису не исполнилось и пяти лет, когда его усыновила семейная пара Ларисы Оноприенко и Сергея Сологуба. В семье было ещё двое старших дочерей. Внешне семья была материально обеспечена, мечтали о сыне – мальчике. Всё, как хотят наши законодатели: русская семья, большой доход, свой дом, много детей.

Однако всего через каких-то полгода семья переехала в Москву. Районные специалисты органы опеки вовремя не сделали запросы в столицу, а когда отправили бумаги, выяснилось, что семья вообще выехала за пределы РФ. На пути Дениса были Аргентина, Уругвай, наконец, Доминикана. Как писали в 2010 году информагентства, родители занимались наркотрафиком в Россию. В марте 2006 года Сологуб был осуждён за хранение и перевозку наркотиков. Приёмная мать осуждена в июле 2007 года за мошенничество и хранение наркотиков в особо крупных размерах. Дениса они просто отдали соседям. Ребёнок переходил из рук в руки. 

Жители доминиканской курортной деревушки часто видели белокожего светловолосого мальчика, которого некий таксист возил с собой на заднем сиденье машины, видели, как он его бьет, что мальчишка постоянно в синяках и зарёванный, видели несчастного малыша и в доме этого мужчины. Люди заметили маленького человечка, которому жилось куда хуже, чем им, и сообщили о жестоком обращении с ребёнком в местную полицию. Тогда Диего, как звали там Дениску, поместили в социальный приют. Местонахождение Дениса было установлено только летом 2008 года. 

В апреле 2009 года по решению Иловлинского районного суда усыновление мальчика было отменено, началась переписка органов опеки Доминиканы и РФ, министерств иностранных дел, только в октябре 2010-го Денис вернулся в Россию в сопровождении Павла Астахова. По словам омбудсмена, о своих скитаниях Денис ничего не рассказывает. Психологи объясняют это защитной реакцией детской психики. «Я увидел 12-летнего подростка, такого недокормленного, что ему от силы лет 8 дашь! У него же все уши разорваны! Его драли за уши. Правое вообще оборвано. На голове шрамы...», – рассказывал Астахов.

Сейчас мальчик воспитывается в одном из лучших социальных приютов Подмосковья, где ему пришлось заново учиться родному языку и наверстывать, что называется, с нуля школьную программу. В 2011 году воспитатель доминиканского приюта выразил готовность усыновить белокожего Диего – он категорически отказался. 

КСТАТИ

Имена, которые говорят сами за себя

Эти люди были усыновлены. Это дети бывшего СССР, которых судьба привела в новые семьи – американские и русские. Что их ждало бы без усыновления, гадать бесполезно, но вот чего они добились БЛАГОДАРЯ усыновлению:

Светлана Сурганова, рок-певица.

Вероника Кожухарова, саксофонистка.

Василий Лыкшин, актёр.

Александра Данилова, балерина.

Сапармурат Ниязов, президент Туркмении.

Джессика Татьяна Лонг, девочка, удочерённая из России, чемпионка Параолимпийских игр для инвалидов в Афинах-2004.

Татьяна Макфэдден в 6-летнем возрасте была удочерена из Санкт-Петербургского детского дома. Татьяна – участница Параолимпийских игр в Афинах для инвалидов 2004 года.

Хорнет Разерфорд, усыновлённый из Белоруссии – чемпион Параолимпийских игр для инвалидов в Афинах-2004.

Элизабет Стоун, удочерённая из Грузии в 4-летнем возрасте, установила 9 национальных рекордов в женском плавании.

Руслан Рассел, усыновлённый из России в 2-летнем возрасте – победитель конкурса «В поиске улыбок» в Уэльсе.

Кос Бенхэм, мальчик Костя, усыновлённый из России в 15 лет. У Коса отсутствовали ноги, сейчас он играет в футбол за студенческую команду.

Безотцовщины с мировым именем

Стив Джобс, глава Apple.

Мерилин Монро, актриса, жила в нескольких приёмных семьях.

Гай Ричи, режиссёр фильмов «Револьвер», «Большой куш», «Карты, деньги, два ствола».

Майк Тайсон, боксер, в 16 лет был усыновлен своим тренером

Тоби Доусон, фристайлист, бронзовый призёр Олимпиады в Турине-2006 г. Был усыновлен в трехлетнем возрасте американской семьей.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах