571

Марта Мизерская сошлась в рукопашной с медсестрой-немкой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. АиФ-Нижнее Поволжье 12/12/2012
Фото: из личного архива Евгения МИЗЕРСКОГО

Удивительной судьбы женщина Марта Мизерская (Букаева) прошла огонь и воду сталинградского пекла. И не только вышла из него сама, но и десятки раненых вынесла.

Верблюд, дебаркадер, война

Марта родилась в Саратовской области, а когда ей исполнилось 10 лет, семья перебралась в Сталинград. На первой её работе совсем ещё маленькой Марте пришлось ухаживать за верблюдом, а с началом строительства Сталинградского тракторного завода она пошла на стройку. Правда, умение обращаться с животными пригодилось в будущем, и не раз.

Закончила, как и многие тогда, рабфак, была медсестрой, фельдшером, в том числе и на самом настоящем дебаркадере. Рыбачила наравне с мужиками прямо с «ко­рабля».

Первый выпуск Сталинградского медицинского института – это её однокурсники. Не получившие даже диплома, не говоря уже о должной практике, они прямо из студенческой аудитории отправились на фронт. 

Войну Марта встретила в июне 1941 года на Западной Украине в составе тяжёлого артполка. А в Сталинграде остались родные: мама и двое сыновей. 23 августа во время бомбежки она разом их потеряла – трое самых близких людей погибли от бомбы, прямиком угодившей в здание общежития мединститута. Что чувствовала Марта, правда, узнавшая об этом далеко не сразу, как выжила, как не пала духом?.. 

Судя по рассказам, силы воли у этой красавицы-певуньи, чьим голосом заслушивались от родного Сталинграда до Эльбы, хватило бы на роту, а то и на полк. Выходила из окружения, участвовала в боях под Киевом. А в Голосеевском лесу бои шли такие, что по её воспоминаниям трупы немцев складывали в четыре ряда. Там же и попала в плен.

В лагере военнопленных в Польше немцы отдавали предпочтение русским врачам. Не воспользоваться ситуацией было просто грешно: между трупами в повозки укладывали живых. Так и вывозили за пределы лагеря, минуя проверки – немцы боялись тифа и с умершими старались не контактировать. Вот так и Марте помогли бежать, после чего она попала в резервный офицерский полк. Это к разговорам о том, что все «лагерные» будто бы не имели будущего.

А тем временем после боев под Москвой командир Терского казачьего полка Казимир Мизерский ощущал острую нехватку медперсонала. Вот только одна особенность была – врачи должны были уметь управляться с лошадьми. Мужчин таких не нашлось, а Марте, кстати, пригодился навык общения с конями и верблюдом. Так она попала под Россошь в один полк со своим будущим мужем.

Вышли на Харьков, взяли его, правда, из всего полка осталось в живых только 17 человек. На месте, где развернулись те бои, сохранился огромный насыпанный холм – братская могила. Чудом выжившие, «последние» герои получили приказ пойти в атаку со знаменем на наступающие танки. Действительно, что-то звериное просыпается в людях, способных так глубоко загнать свой страх и жажду жизни. С этим полком они вдвоем – Марта и Казимир – прошли всю войну до той самой встречи на Эльбе. 

Коня на скаку остановит

В полку её любили очень и уважали безмерно. Как-то у всех на глазах ей протянули горстку крошек хлебных – всё, что однополчане смогли собрать по карманам. Перемешанные с махоркой, они, по её признанию, были самым вкусным лакомством в жизни. Да и как не уважать — стреляла Марта лучше многих офицеров, а лошади под ней учились уникальным навыкам, которым до сих пор удивляются специалисты. Например, скакали галопом задом. К лошадям у неё всегда было особенное отношение, правда, после войны садилась на них редко. А лошадь её, дважды раненая, любому поощрению предпочитавшая селёдку, была награждена медалью «За отвагу». 

Как-то Марта вступила в рукопашную с медсестрой-немкой прямо на поле боя. Трофей до сих пор сохранился в семье — это уникальная медицинская сумка. Содержимому её Марта всегда завидовала — против наших бинтов целое «богатство», аккуратно упакованное в металлические капсулы. 

Но и самыми что ни на есть подручными средствами удавалось спасать множество жизней. Как-то ампутировала ногу прямо без всяких там обезболивающих. Спустя много лет этот пациент со слезами на глазах благодарил за подаренную жизнь и необыкновенную стойкость духа, не давшую тогда руке старшего врача полка дрогнуть. А сколько раненых на собственных плечах она вынесла из боя, когда все санитарки были убиты и тут уж не до чинов и иерархий, – не сосчитать. 

После войны Мизерские оказались в Адлере. Казимир работал в аэропорту, Марта из-за перебитых на войне пальцев уже не могла заниматься хирургией, но дело свое не бросала никогда. Переехали в Волгоград из-за показаний врачей – супругу решительно не подошёл влажный климат, так сказались 12 ранений. 

Уже на пенсии Марта всегда приходила на помощь болезным соседкам. Они и сегодня добрым словом вспоминают свою спасительницу, сокрушаясь, что не осталось больше таких бескорыстных и просто любящих людей. Про войну же вспоминали очень редко. Всё больше за столом вместе с однополчанами — смешное или очень грустное. 

Курила по две пачки «Беломора», но сразу после окончания войны, забеременев третьим сыном, бросила навсегда. И за всю жизнь ни капли алкоголя в рот не взяла, несмотря на все фронтовые ужасы, которые далеко не каждый мужик был способен перенести на трезвую голову.

К СЛОВУ

Как-то комдив предложил Марте бросить раненых. Посмотрела ему в глаза и сказала: «Вот тебя сейчас ранят, я тебя и брошу». Вопрос был снят. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах