aif.ru counter
176

Губернатора отравили на пароходе уксусом

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Нижнее Поволжье 21/11/2012

Столетие назад по Волге ходили самые быстроходные в мире пароходы, а также загадочные «расшивы» и «беляны».

Плавучие избы

Практически в каждом уважающем себя волжском городе есть собственный музей речного пароходства. Волгограду в этом отношении не слишком повезло. В наши дни редких посетителей местного музея встречает огромный висячий замок. И всё-таки с помощью энтузиастов речного флота корреспонденту удалось узнать, чем жила в Царицыне, Сталинграде, Волгограде главная транспортная артерия Волга-матушка в различные времена. 

Ладьи, расшивы, коноводки, беляны – одни только названия этих судов будоражат воображение, но практически ничего не говорят современнику. Самое интересное из таких судов – беляна. Фактически, рассказывает краевед Юрий Войтов, это было «судно-трансформер», оригинальный способ лесосплава, аналогов которого нет больше нигде в мире. Корпус и палуба белян целиком состояли из составных плотов строевого леса, одной-двух изб, служащих пристанищем команде, и огромного руля управления. Собирались эти суда брёвнышко к брёвнышку на Верхней Волге, Каме, Вятке – местах массовых лесозаготовок. Медленно, неуклюже, но величаво беляны спускались вниз по течению вплоть до Царицына и Астрахани. Там они, рассказывает Войтов, в обратной последовательности «раскатывались», то есть разбирались по брёвнышку. Строевой лес шел на местные лесозаводы, поступал в глубь степного юга страны. Сами «белянщики» ждали следующего сезона сплава, чтобы собирать причудливые «трансформеры» заново.

Интересна судьба «избушек», они же палубные надстройки наверху белян. Говорят, в Астрахани, Царицыне были целые кварталы деревянной бревенчатой застройки с нехарактерными для Нижней Волги «угловыми» избами. 

Кони в роли бурлаков

Не менее романтично звучит такой тип старинного судна, как коноводка. Из самого названия понятно, что основной тягловой силой для таких барж являлись лошади. Кони, сменяя друг друга, ходили по кругу вокруг огромного вертикального вала, который в свою очередь подтягивал из воды массивный трос на якоре. Когда протяженный трос заканчивался, его вновь завозили впереди судна, и так чередовалось всё время плавания. Караван грузовых судов с помощью коноводки делал 20–30 вёрст в сутки. А вот тип грузового судна под названием «расшива» вошёл в классику мировой живописи. Оказывается, на картине Ильи Репина «Бурлаки на Волге» ватага бурлаков тянет на лямке именно массивную расшиву со спущенными парусами. Если на реке встречался попутный ветер, места с сильным течением, то бурлаки могли малость передохнуть – расшива шла по реке сама, без помощи физических усилий. Говорят, ниже Волгограда за Светлым Яром и Райгородом участок высокого волжского берега до сих пор носит малопонятное название «Насоныч». «Пустынный берег тянется в этих местах без перерыва почти 20 км, – объяснял мне происхождение названия один из старейших волжских капитанов Степан Максимов. – Бурлакам не на что было здесь отвлечься – перед взором сплошная стена отвесного берега. Прямо на сон тянет. Отсюда «насоныч, да насоныч!».

Вездесущая «Русь»

Как утверждают исследователи Волги, пароходы на Волге появились достаточно рано – ещё в середине 40-х годов ХIХ столетия. Волгари относились к первым пароходам подозрительно, а то и враждебно. Но шли годы, и на Волге пароходные общества стали появляться во множестве. Некоторые из этих предприятий вроде пароходного общества «Русь» и вовсе имели местную «прописку», принадлежали царицынскому купцу первой гильдии Василю Лапшину. Главная контора фирмы располагалась в Царицыне, в распоряжении компании было до 80 причалов на берегах Волги (!), а флот насчитывал до 30 судов. Сто лет назад «Русь» осуществляла пассажирские перевозки на Волге от Рыбинска до Астрахани, а также грузовые на Каме, Оке, Москве-реке и на Каспийском море. Двух­этажные пассажирские пароходы общества «Русь» с электрическим освещением были оборудованы всем необходимым для комфортного путешествия: на каждом пароходе имелись аптека, библиотека, гостиный зал с пианино, семейные каюты с ванными комнатами, буфеты с первоклассными кухнями. Тариф от Казани до Астрахани на судах составлял 32 руб. — для 1-го класса, 21 руб. — для 2-го, 10,5 руб. — для 3-го. Пассажирские пароходы заказывали на верфях Сормово, С.-Петербурга, Коломны, в Финляндии, Бельгии, а вот в Царицыне братья Нобель изготавливали предтчечу современных танкеров – так называемые керосиновые и мазутные баржи. 

Заброшенная роскошь

Нижегородское общество «Самолёт» пошло ещё дальше. Как сообщала пресса тех дней, специально на верфях Финляндии были построены самые технически совершенные и благоустроенные суда – «Великая княжна Ольга Николаевна» и «Великая княжна Татьяна Николаевна». На линии оба судна вышли в 1914 году. «Гвоздем» нового парохода стала рубка I класса, поражающая обилием света, колоннами из натурального полированного венгерского ясеня, элементами мебели из красного дерева. В рейсы пароходы уходили под звуки оркестра, но вначале была коллективная молитва на удачное плавание. Чуть позже пароходы вовсю работали по всей Волге от Твери до Астрахани, ходили на Каму, совершали морские рейсы, служили плавучим госпиталем в Первую мировую войну. А в советские времена обе «княжны» делали свою пароходную карьеру уже совершенно под другими названиями – «Спартак» и «Володарский», один из них тридцать лет назад даже снялся в роли изящной колёсной «Ласточки» в «Жестоком романсе» Эльдара Рязанова. Окончили «карьеру» оба судна более чем бесславно – буквально сгнив до основания в одном из затонов на Нижнем Дону. А ведь суда-красавцы могли стать «изюминкой» современного интерактивного музея волжского пароходства. Кстати, самые последние колёсные пароходы видели работающими на Волге ещё буквально два десятка лет назад, но исчезли они практически безвозвратно. 

КСТАТИ

Стандартный обед на пассажирских судах царицынского общества «Русь» состоял из четырёх блюд: горячее с пирожками, заливное из рыбы в соусе, уха или суп, пирожное с чашкой кофе со сливками или стакан чая с лимоном. Стоило всё это пассажиру 1 руб. 20 коп., а обед из двух блюд стоил 75 коп. Помимо пирожков самыми дешевыми (до 30 коп. за порцию) являлись многочисленные рыбные блюда, в том числе из осетровых рыб, самыми дорогими – некие загадочные «Раки по-американски».  

ЧИТАЯ ПОДШИВКИ ГАЗЕТ

Издаваемый в столице иллюстрированный журнал «Волжанин» писал в 1909 году: «Астраханский губернатор возвращался с инспекции владений недовольным. 

В Царицыне на пароход оказались раскупленными все билеты в 1-й класс, и как ни просили пассажиров уступить, не вняли. Пришлось его превосходительству плыть 2-м классом. Отведал его превосходительство осетра в местном буфете под крепким уксусом и остановив пароход у села Владимировка, призвал на помощь аптекаря, доктора и исправника. Из них явился только исправник, опечатал две бутылки уксуса на камбузе. Призвали официанта и сказали: «Ешь, мол, отраву». У агентов губернатора уже дрожали ладони в предвкушении тяжести наградных листов. Но плебейский желудок всё переварил. Официант ещё имел наглость поблагодарить за угощение». 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах