aif.ru counter
176

В Волгоградском театре прошла премьера драмы «Вернуть или забыть Серова»

www.volgadmin.ru

4 мая с должности режиссера Волгоградского молодежного театра был уволен его худрук и основатель Алексей Серов. После его отставки события приняли совершенно фантасмагорический поворот. Так первоначально на должность то ли худрука, то ли директора был назначен некто господин Куделькин, который по слухам был директором парка аттракционов. Накануне в молодежном театре состоялось представление труппе нового художественного руководителя – бывшего актера НЭТа Владимира Бондаренко. Корреспонденту «АиФ-Волгоград» удалось побывать на этом отнюдь не торжественном мероприятии. Мы без оценки ситуации даем стенограмму этой недружеской встречи. Очень печально то, что актеры – «боги на сцене», ведут себя за кулисами как «сукины дети», как в одноименной пьесе.

Приказ: Серова гнать в три шеи!

Итак, место действия – Волгоградский молодежный театр.

Действующие лица: охранник театра, уволенный худрук театра Алексей Серов, труппа, вице - мэр Ирина Елинецкая, председатель комитета по культуре администрации Волгограда Александр Бабушкин, новый худрук театра Владимир Бондаренко, директор Куделькин.

Когда Алексей Серов попробовал войти в театр, его в самом прямом и буквальном смысле вышвырнул охранник.

Оранник: У меня приказ Серова не пускать.

Кто-то из труппы: Чей?

Охранник: Руководителя. Кто хочет, может проходить, не хочет – я закрываю дверь.

Дверь закрыли, часть труппы осталась снаружи театра, внутри уже шло представление труппе нового художественного руководителя театра Владимира Бондаренко. Примерно половина труппы уже сидит.

Гозий Махмудов, актер театра: Там огромное количество людей, которых не пускают.

Бондаренко: Пусть заходят.

Махмудов: А нельзя провести собрание вместе с Алексеем Серовым?

Голос из труппы: Гозик, ну что ты начинаешь! Хватит. Сядь пожалуйста.

Махмудов: Не кричи на меня!

Елинецкая: Я не хотела об этом говорить вообще, потому что сейчас идет представление труппе вашего нового руководителя. Вчера вашему бывшему руководителю было предъявлено обвинение по статье «мошенничество», избрана мера пресечения – подписка о невыезде. Ему было объяснено, что любые провокации, как, например, с его сайта, где он пишет гадости всякие про нас, столько грязи, как за последнее время, я еще в жизни не видела. Да любую его запись в Твиттере можно брать и идти в суд. Но я считаю недостойным связываться. В свое время я защищала Серова, когда его выгоняли из ТЮЗа. Я, работая на телевидении, снимала всю эту грязь, интервью делала. Человек изменился с тех пор. Все меняются. Кто-то в худшую сторону, кто-то в лучшую. И когда это изменение в деструктивную сторону – это плохо. Еще раз говорю: с 4 мая он больше не работает в театре. Присутствовать на собраниях он не будет. И работать не будет. Если вы от него посыльный, то передайте это, пожалуйста.

Махмудов: Я не посыльный, я сам по себе, я о своих интересах пекусь, я эгоист.

Голос из труппы: Как можно снимать режиссера из театра, когда у нас все было так хорошо? Что будет со спектаклями?

Елинецкая: Да у вас нехорошо все. Если вы говорите «хорошо», значит, у вас есть какой-то свой интерес. Если бы я сейчас принесла все 40 листов с проверки нашего департамента (по результатам которой и предъявили Серову обвинение – авт.) плюс прокурорской, вы бы очень удивились, как у вас все нехорошо.

Бондаренко: Давайте я расскажу о себе. Я не испытываю дефицита в работе, ни малейшего, но ситуация сложилась так, что абсолютно неожиданно мне предложили эту работу. Ко всей этой ситуации я не имею абсолютно никакого отношения. … В 1988 году я был свидетелем закрытия Волгоградского драматического театра, где работали мои родители. Ужасная история с поломанными судьбами, инфарктами, прощанием с профессией. Происходила очень некрасивая история, когда труппа сожрала саму себя. И я сюда пришел, чтобы помочь вам справится с этим моментом и сохранить театр. Я за это место не держусь, и если завтра кто-то достойный сюда придет, я ему уступлю. Я прекрасно знаком с Алексеем Серовым, мы друг другу ничего плохого не делали.

Уверяю вас, никакой связи с тем, что я бывший актер НЭТа и участием НЭТа в жизни молодежного театра – нет. Это даже обсуждаться не будет. Это совершенно два разных коллектива с разными репертуарами. Им тянуться сюда или нам к ним и искать какие-то общие пласты - также нелепо как, если бы мы сейчас говорили о связи театра с Волжской ГЭС. Никаких общих дел с НЭТом у нас не будет. Мы можем вместе заниматься театром, они своим, мы своим. С моей стороны будет самой чудовищной ошибкой снять все существующие спектакли и закрыть. Я был на многих ваших спектаклях, и они оставили у меня самые хорошие впечатления. Выдавать новые спектакли, как печь пирожки я не смогу, я осознаю свои силы, поэтому, думаю, мы будем привлекать режиссеров и художников из других городов. В частности, есть предварительная договоренность с воронежской командой, которая в ближайшем будущем приедет сюда и представит свой проект.

В это время часть актеров, которых не пускали, наконец, пришла в здание

Вы некрасиво пальчик держите

Голос из труппы: Собачка бежала, начинаем сначала. Кто вы?

Бондаренко: Я Владимир Бондаренко… Вы просто опоздали, я уже представлялся

Актер: Это не я опоздал, это нас ваша охрана опоздала… Я пришел на репетицию. Но вижу, ее нет….

Бабушкин: Владимир Бондаренко здесь в связи с тем, что я издал приказ, по которому он назначен на должность художественного руководителя Волгоградского молодежного театра. Это приказ департамента по культуре (мэрии – авт.) Если бы вы не опоздали, то знали бы, что должность и кандидатура Владимира Владимировича согласована с министерством по культуре волгоградской области и с союзом театральных деятелей.

Актер: Я не опоздал, это ваша охрана.

Елинецкая: Нет это ваша охрана.

Актер: Нет, ваша.

Елинецкая: Хорошо – это театральная охрана.

Актер: Ну что мы так и будем как маленькие перекидывать: ваша-наша. Назовите причину по которой тут не Серова.

Елинецкая: Я уже говорила эти причины, и второй раз говорить вам о них не буду (показывает пальцем).

Актер: Вы некрасиво пальчик держите. Назовите причины, сделайте одолжение.

Елинецкая: На сегодняшний день в отношении Алексея Эдуардовича Серова возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество» по результатам проверки, которую проводила прокуратура. Перед этим была проверка департамента, вчера было возбуждено уголовное дело, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, которая может быть изменена в любой момент в связи с тем, что Серов считает возможным поливать нас грязью в Твиттере. Он, видимо, не знает, что публикации в Твиттере могут послужить материалом для возбуждения уголовного дела. Все материалы из Твиттера лежат на столе у следователя (пятью минутами выше госпожа Елинецкая говорила, что не будет подавать за твиттер в суд – прим авт.). Мы уволили его по 278 статье, причем увольнение по этой статье не требует объяснений.

Наталия Якупова (ведущая актриса театра и супруга Серова): Скажите, почему его не допускают к работе над теми спектаклями, которые он начал?

Елинецкая: В связи с судебными делами ему скоро станет не до репетиций. У него не будет времени.

Якупова: Ничего, он найдет время. Володя (Бондаренко – прим автора), как ты считаешь, это правильно, когда выкидывают режиссера?

Бондаренко: Я думаю, что можно найти человека, который будет готов к этой миссии, сможет отмотать назад и начать все сначала…

Якупова: Так вы считаете, это правильно выгонять режиссера, не дождавшись даже суда?

Бондаренко: Этот вопрос не ко мне…

Якупова: Нет, я лично к вам обращаюсь.

Бондаренко: Я повторюсь. Я не имею к этому никакого отношения. Я не инициировал то, что получилось. Я сейчас работаю в департаменте по культуре и считаю, если произошла такая горячая ситуация, столько эмоций. Человеку, который здесь работал, раз уж получилось так, как получилось, лучше не ходить сюда и не начинать все сначала.

Вероника Куксова (актриса театра, по слухам, жена актера Захарова, близкого друга Владимира Бондаренко – прим авт.): Уважаемые актеры, часть из нас относится к Серову прекрасно, уважает его, но и есть и другая часть, которая имеет другое мнение. Если человек периодически позорит театр, напиваясь до беспамятства, если по гостинице он позволяет себе бегать в одних носках пьяный и с фингалами… Вы считаете, это нормально? Так и должно быть? Какой позитив и творчество он может нести на сцену?

Якупова: Раз сейчас тут нет этого человека, то можно нести всю грязь?

Другая актриса: Наташа, хватит. Мы репетировали по 12 часов, даже ели все вместе под присмотром у этого тирана.

Вероника Куксова: Я, как и вы, несколько лет назад (когда Серова и часть труппы выгнали из ТЮЗа – авт.) ходила по судам, я обожала его, как и вы, его боготворила и была счастлива. Но придя (из декрета – прим авт.), я ужаснулась, какая разница в нем тогда и сейчас. Этому человеку нужно помочь. Его спасать нужно!

Бондаренко: Я не понимаю, зачем мы начали обсуждать Серова, зачем начали выносить грязь. Это было. Но именно что было.

Якупова: Да, вот он напился, но кроме этого есть многочисленные награды и призы с конкурсов и фестивалей. Есть многочисленные гастроли, есть спектакли, которые он вел. Вы никогда не напивались?

Бондаренко: Я напивался, но в носках не бегал. Вы опять пытаетесь утащить нашу встречу в то, что было. Но оно ушло. И точка. Обсуждать сейчас отставку Серова, все равно, что обсуждать развал Советского Союза. Ни я, ни вы ничего не измените. Давайте обсуждать то, что будет.

Елинецкая: Те, кто не согласен... У вас есть право, каждый из здесь присутствующих может сделать свой выбор (увольняться или нет – прим авт.). Три - четыре человека заинтересованы в том, чтобы Серов остался. Часть коллектива им запугана. К нам приходили, тайно жаловались на него. Так что хватит это обсуждать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах