aif.ru counter
799

Цыганская жизнь в Волгограде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Нижнее Поволжье 23/06/2010

Жил-был в Волгограде табор. Вдруг одна часть снялась и перекочевала на север, в Архангельск. Что они там делали и почему вернулись? Ответ на этот вопрос знает журналист «АиФ» – Нижнее Поволжье» Наталия Гладкая. Она была гостьей цыганского табора и в Архангельске, и Волгограде. Исход в Архангельск Итак, сентябрь 2004 года, Архангельск. На отшибе города табор арендовал участок земли на 48 лет, вложил в это дело 3 миллиона рублей и, имея на руках только бумаги на межевание и согласование, начал осушение болотистой земли и строительство времянок.

Дома-времянки – это грубо сколоченные из досок домишки. Там не было ни света, ни газа, ни воды, не сразу появилось печное отопление. Первый раз электричество они увидели на новый 2005 год. Как они выживали там зимой в тридцатиградусные морозы?! Непонятно. И всё же там играли свадьбы, за это время в семьях даже родилось трое детишек.

Но цыганское счастье – мимолётно. Цыганам не повезло дважды. Во-первых, табор они разбили рядом с загородным особняком весьма влиятельного архангельского бизнесмена-депутата. А во-вторых, изгнание цыган стало предвыборной визиткой будущего мэра Александра Донского, которое он исполнил, придя к власти. Началась судебная тяжба.

Юридическая махина мэрии легко одолела малограмотных людей. Побеждённые цыгане уезжать отказывались, требуя возмещения денег. Отчаявшиеся люди грозились заживо сжечь одного из своих в знак протеста. Тогда, по слухам, местечковые олигархи наскребли от щедрот своих порядка 300 тысяч рублей, мэрия арендовала два железнодорожных вагона, выдала каждой семье сухпаёк и отправила злосчастный табор в Москву…

Здесь наша родина!

«Вот здесь мы раньше жили, – рассказывает цыганка Альбина, ведя меня по мощёной улице двухэтажных кирпичных коттеджей, что в посёлке Верхняя Ельшанка. – Продали всё, когда собирались на север. А наш табор теперь вон там…»

«Там» оказался посёлок всё тех же времянок. Под ногами песок и пыль – дорог нет.

«Газа нет, воды в домах нет, вот хорошо, колонки недавно появились», – продолжает Альбина.

Пришли. В тенёчке курит седовласая золотозубая цыганка с цепкими глазами. Это мать «северного» барона, участница архангельского кочевья.

– Нас уехало где-то 16 семей по 5-6 человек – рассказывает Мария Гомон. – Продали здесь свои дома и поехали. Цыгане вернулись не все. Часть осела в Подмосковье и Ленинградской области. – Сколько мы страдали – не дай бог никому! – вздыхает Мария Гомон. – Выгоняли нас с милицией, как собак бешеных. Вернулись сюда с детьми нищие, голодные, а жить негде – дома проданы. Ничего. Денег заработаем и снова кирпичные дома отстроим. Здесь наша родина.

– Статью пишешь? – враждебно накинулась другая цыганка, тоже Мария. – Мы что, зверинец? Чем ты нам поможешь? Мы сами свою жизнь делаем. Смотри, крыши дырявые, во время дождя с потолка льёт. А как нам денег заработать? Я хотела устроиться уборщицей, не взяли, сказали «не нужна нам цыганка»! Никуда больше не поедем. Всё. Цыгане не кочуют больше…

Как бы в доме

Цыганское жильё действительно крайне непритязательное на вид. Белёная печь, стол, диван и телевизор – вот и вся мебель. Ходят в обуви. Половики отсутствуют. Потолок и стены в жёлтых потёках. В такой двухкомнатной времянке живёт семья Тамары Михай. У молодой цыганки пятеро детей. Старшему сыну девять лет, младшей нет и года. В одной комнате спит Тамара с мужем и тремя детьми, в другой бабушка Людмила с двумя. Семья, по словам цыганок, живёт тем, что собирает и сдаёт металлолом.

– В Волгоград мы переехали 25 лет назад из Молдавии, – рассказала Людмила Михай. – Смотри: юбка длинная, косынка на голове – так одеваются молдаванские цыганки. Раньше мы золото носили, это символ счастья, но сейчас нет его… 25 лет прошло, а люди до сих пор нас сторонятся. А почему? Вроде ничего плохого мы никому не сделали.

В таборе триста семей, в семьях – по 10-15 человек. Ведётся ли с ними интеграционная работа? Судя по тому, что я первый гость у них за последние два года, – нет. Пособий они не получают, у половины нет регистрации, не приватизирована земля, сотни детей живут в отвратительных условиях. А ведь они, граждане России! А для властей они, как люди-тени в несуществующем посёлке.

Мнение

«Мы – не наркобароны!»

Елена Константинова, правозащитница:

– У большинства цыган нет прописки и паспортов. А значит, они не пользуются правами ни социальными, ни экономическими. Не получают пособие на детей, женщинам приходится рожать под чужими именами для того чтобы зарегистрировать ребёнка. Я обращалась к властям Советского района с просьбой их легализовать. В ответ тишина. Далеко не все дети ходят в школу. Один раз я собрала 100 заявлений по поводу приватизации их земли. У меня забрали документы, а после вернули их обратно! Цыган воспринимают как воров и наркобаронов. Но нельзя судить обо всём таборе по делам одного человека!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах