aif.ru counter
897

Майор ВДВ, убивший девушку, уже год успешно избегает суда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. АиФ-Нижнее Поволжье 31/03/2010

Письмо из Камышина дышало безнадегой. Дядя погибшей 30 апреля прошлого года в аварии девушки считает: уголовное дело по факту ее гибели расследуют долго потому, что у виновника ДТП – начальника службы ГСМ местной десантно-штур­мовой бригады, слишком много покровителей. «Предупреждает, что у него хватит денег на подкуп нужных людей, и это подрывает веру в правосудие», – заканчивает автор Алексей Рунг.

При встрече добавляет, что через третьих лиц ему будто бы предлагали 500 тысяч рублей – на помощь матери девочки. Мама, Марина Мехтиева, отказалась: чистая память о Вике дороже. Женщина еле живая:

– Мы до сих пор не открываем её комнату. Хочу, чтобы виновные были наказаны.

Собственно, виновник один, майор Владимир Лапштаев. В тот вечер он нёсся на «БМВ» к перекрёстку улиц Гагарина и Волгоградской со скоростью 90–110 километров, это установила экспертиза. На середине дороги ждали светофора три девушки. Одна шагнула навстречу смерти: на высокой скорости автомобиль Лапштаева пересёк сплошную линию и ударил так, что тело летело 17 с половиной метров. Что тоже отмечено в схеме происшествия и вопросов не вызывает. А вот дальше начинаются противоречия.

Алексей Рунг утверждает, будто Лапштаев скрылся с места происшествия, за ним погнался водитель такси и вернул на перекрёсток. Адвокат потерпевшей стороны Николай Москаленко говорит, что видел в материалах уголовного дела объяснительную прибывшего на место аварии сотрудника ППС. Там якобы сказано, что Лапштаев долго не выходил из машины, от него исходил сильный запах спиртного.

Всё это начальник ГИБДД по Камышину и Камышинскому району Андрей Шарков видит иначе. Насколько он знаком с протоколом, Лапштаев был в состоянии допустимого алкогольного опь­янения. «Предположим, он двигался с превышением скорости. Но после аварии проехал метров двести и вернулся».

Получается, что всё в пределах нормы, и майор милиции Шарков готов майору Лапштаеву простить преступление? Может, не зря говорят, будто их жены в родстве? Начальник ГИБДД слухи отвергает:

– Я не знаю даже отчества Лапштаева. А жены наши родились в разных областях.  

В конце разговора Шарков наконец меняет тон и признаёт вину Лапштаева. Скорость превысил, сплошную линию пересёк – чего ещё? А того, горячится дядя погибшей девушки, что уголовное дело почему-то возвращают на доследование. Выходит, не зря Лапштаев предупредил, будто всё схвачено.

Делом занимается военный следственный отдел по Камышинскому гарнизону при Прокуратуре РФ. Идём туда вместе с Алексеем Рунгом. И. о. руководителя отдела Алексей Осипов будто ждал нас:

– Дело будет направлено в суд. Я глубоко убеждён, что в действиях Лапштаева есть состав преступления. Да, уголовное дело было направлено военному прокурору Камышинского гарнизона, откуда вернулось для дополнительного расследования. Но мы с прокурором не согласились и обжаловали его действия.

По маршруту «гражданский следователь – военный прокурор» материалы курсируют до сих пор, добравшись уже до штаба Северо-Кавказского округа. Можно лишь догадываться, что за этим кроется – армейская корпоративная солидарность или что-нибудь похуже. Но Алексей Осипов настроен оптимистично и обещает за месяц довести дело до суда.

Нам остаётся встретиться с самим майором Лапштаевым. На КПП бригады дежурный долго ищет его по телефону. Найдя кого-то в недрах части, просит подождать пять минут. Прошло гораздо бо­льше, и военные выдали: Лапштаев болен, нет его. А спросить хотелось лишь одно – не хочет ли он для начала извиниться перед Викиной мамой?

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах