102

Без вины виноватый? За что судят бизнесмена из Краснослободска

Судебное разбирательство, фигурантом которого стал житель Среднеахтубинского района Волгоградской области, предприниматель Сергей Майер, ещё не завершено. Однако уже сейчас мужчина обратился за помощью в редакцию, утверждая, что обвинения, выдвинутые в отношении него, не имеют оснований.

С ЧЕГО НАЧАЛОСЬ…

Как рассказал Майер, среди видов его предпринимательской деятельности значится в том числе и торговля товарами народного потребления.

Не первый год он заказывает изготовление партий банок под рыбную, икорную продукцию по заявкам рыбоперерабатывающих предприятий Астраханской, Ростовской областей, Краснодарского края, фактически являясь посредником между производителями и рыбопереработчиками.

«Все мои партнеры работают с легальной рыбной продукцией и икрой, — поясняет Майер. — Если речь идёт об икре осетровых пород, то там используется продукция, выращенная исключительно на рыбоводных предприятиях в условиях аквакультуры. Все заказы по партиям тары под продукцию я оформляю должным образом — с товарными чеками, накладными».

Несколько лет назад у предпринимателя после исполнения всех заявок на товарную банку под икру осталось некоторое количество невостребованных пустых баночек с логотипом «Русская икра». Они попали под так называемую выбраковку, поскольку имели заводские микродефекты.

Эти пустые баночки предприниматель официально продал давнему знакомому, жителю Краснослободска Сулейману Рабаданову как сувенирную продукцию. Имеются все документы, подтверждающие факт продажи, налог от сделки государству также был заплачен. Но за этот обычный, казалось бы, рабочий эпизод Майер может поплатиться свободой, так как Рабаданова позже обвинили в торговле браконьерской продукцией, в том числе икрой. Она могла быть расфасована и в те самые баночки с дефектами.

— Следователи считают, что я «приискивал и предоставлял» Рабаданову банки. Что значит «приискивал», если я официально продавал в соответствии с законодательством РФ свой товар, налоги платил? — говорит Майер.

Между тем, по словам Майера, в деле имеются документы, подтверждающие факты приобретения рыбной продукции Рабадановым у предприятий, занимающихся аквакультурой. Как было на самом деле, у Рабаданова уже не спросишь, поскольку, попав в СИЗО, он умер. Провести экспертизу и проверить, браконьерская икра была в тех злосчастных баночках или нет, не представляется возможным, так как банки уже пусты.

— Показания я подписывать не хотел, но пришлось, — утверждает Майер. —У меня тяжелобольная жена, дочь-студентка. На что они жить будут без меня?!

Предприниматель продолжает настаивать (он заявил об этом в ходе допроса 24 декабря 2019 г.), что показания ему пришлось подписать под давлением следствия.

…И ЧЕМ ГРОЗИТ

— Возможно, мою пустую тару могли приобщить к делу наряду с другой, которая была найдена у фигурантов предполагаемого преступления, от разных заводов-изготовителей: из Каменск-Шахтинска, Владимирской, Тульской области, а меня бы привлекли к делу как свидетеля, — рассуждает Майер. — Но с самого начала следователи из местного отдела СУ СК по региону пытались меня представить как соучастника преступления. Вначале как незаконного распространителя товарного знака, затем как фигуранта дела о незаконном обороте запрещённых к вылову краснокнижных рыб и продукции, икры из них. Спрашивается, где тут логика? Это всё равно, скажем, если в охотничьем магазине кто-либо приобрел на законных основаниях ружьё, выстрелил из него в человека, а соучастником объявят продавца магазина. Тогда надо привлечь всех производителей банок!

Между тем Майеру вменяют ст. 258.1 УК РФ о незаконном обороте водных биоресурсов, занесённых в Красную книгу. Ему грозит восемь лет тюрьмы.

Предприниматель намерен бороться за своё право на свободу и честное имя. Он собирается обратиться к председателю Следственного комитета РФ, Генеральному прокурору, а также к уполномоченному при Президенте России по защите прав предпринимателей.

Цифры

В ежегодном докладе уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова за 2020 год сказано, что 68% обращений предпринимателей к уполномоченному касаются немотивированного возбуждения уголовных дел. Сопредседатель «Опоры России» Александр Калинин отмечает, что проблемы уголовного преследования остаются наиболее актуальными для бизнеса. Проблема стоит настолько остро, что в «Опоре» решили создать в регионах собственные бюро защиты прав предпринимателей.

 

Мнение адвоката

Член Адвокатской палаты Волгоградской области Алексей Усачёв:

«Для меня, опытного юриста, данная судебная и следственная практика — нонсенс. Человека пытаются привлечь к уголовной ответственности лишь за то, что он занимался своей законной деятельностью — реализовал, также на абсолютно законных основаниях, разрешённый к свободной продаже товар — тарную сувенирную продукцию.

Причём тут «пособничество незаконному обороту водных биоресурсов»?! Я могу лишь предположить, что в данном случае органы следствия стали заложниками так называемой палочной отчётности. Как говорили в былые времена мрачного беззакония, «был бы человек, а статья найдётся».

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах