aif.ru counter
68

Волгоградские энергетики выясняют отношения в суде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Нижнее Поволжье 03/08/2011

Монополия, финансово-промышленные группы, бизнес-интересы. Еще совсем недавно это были слова из другой жизни. В настоящее время в этом разбирается чуть ли не каждый школьник.

Однако существуют такие отрасли, в которых знакомые до боли слова на поверку оказываются синонимами весьма сложных процессов. Примером может служить энергетический комплекс. Вроде бы всё просто и понятно. Но это представление весьма обманчиво.

Сбыт отдельно, сети отдельно

Энергетика страны с 2005 года – это не единое предприятие с общим руководством, а несколько взаимо­связанных структур, разделённых по видам деятельности: отдельно – передача электроэнергии, то есть сети, отдельно – сбыт, отдельно – генерация, то есть производство самой электро­энергии. Причём сбытовые и генерирующие компании – это предприятия коммерческие, работающие в конкурентной среде, а вот крупные сетевые компании – это монополисты, в которых контрольный пакет акций принадлежит государству.

Функция сбытовой компании — закупка энергии на бирже и продажа конечным потребителям. При этом физическую поставку электроэнергии осуществляют сетевые компании.

Основной проблемой сбыта является кассовый разрыв между покупкой на оптовом рынке и продажей конечному потребителю. На сегодняшний день долги потребителей перед сбытовыми компаниями насчитывают 170 млрд. рублей, тогда как долги сбытовых компаний перед оптовым рынком составляют 27 млрд. рублей. По сути сбытовые компании закрывают оптовый рынок от проблем неплатежей в рознице.  Поэтому для нормальной работы сбытовые компании должны иметь возможность оперативного привлечения денежных средств. Поскольку ставки процентов по кредитам, которые берут гарантирующие поставщики (9–12%), существенно превышают величину их сбытовой надбавки (2–4%), то наличие значительной задолженности у потребителя фактически приводит к тому, что такого потребителя гарантирующий поставщик обслуживает себе в убыток. К числу неплательщиков относятся бюджетные потребители с недостаточными лимитами финансирования, предприятия сферы ЖКХ (в том числе котельные и водоканалы, пользующиеся возможностью потреблять электро­энергию с минимальным риском быть отключенным за неплатежи), управляющие компании многоквартирных домов, отдельные граждане-должники, крупные промышленные предприятия, оказавшиеся в тяжелом финансовом положении из-за кризиса.

У кого рубильник?

Много проблем доставляют управляющие компании-однодневки, собирающие в многоквартирных домах деньги с жильцов за электроэнергию, в том числе потреблённую в местах общего пользования, но не оплачивающие покупку этой энергии гарантирующему поставщику. Зачастую такие компании прекращают своё существование либо из-за фактического банкротства, либо из-за выбора жильцами дома другой, более надёжной управляющей компании, а их долги превращаются в убытки гарантирующего поставщика.

Многочисленные анализы ситуации в экономике, да и здравый смысл показывают, что наиболее устойчивыми на рынке остаются компании, предлагающие потребителям жизненно необходимые товары и услуги. Казалось бы, именно к такому бизнесу и относится энергосбытовая деятельность, однако стабильный спрос ещё не означает финансовую устойчивость таких предприятий, ведь они работают по принципу пост­оплатной схемы расчётов. И вернуть им свои долги гораздо труднее чем, например, банкам. Во-первых, выдаче коммерческого займа всегда предшествует изучение кредитной истории и личности заёмщика, в то время как энергосбытовая компания предоставляет ресурсы, так сказать, по умолчанию – как добросовестным потребителям, так и неблагонадёжным. Во-вторых, в большинстве случаев у банков остаётся залог, предоставленный клиентом, и, насколько бы ликвидным он ни был, кредитные учреждения, тем не менее, могут по нему работать. Залога на пользование электрической и тепловой энергией, как известно, ни один потребитель ресурсов гарантирующему поставщику не предоставляет. Компания может лишь ограничить поставку энергии несостоятельным потребителям, что, впрочем, ещё не гарантирует оперативного погашения долга. В-третьих, в трудной экономической ситуации банки просто могут свернуть объёмы своих кредитных портфелей, а энергосбытовые компании не могут массово ограничить подачу ресурсов, а потому не застрахованы от роста дебиторской задолженности. И тут начинается цепная реакция: задолженность потребителей услуг перед сбытами перерастает в задолженность самих сбытов перед оптовым рынком и сетевыми организациями. Это обстоятельство особенно актуально с учётом того, что сбытовая компания не всегда имеет возможность контролировать своего покупателя: грубо говоря, рубильник находится у сетевой компании, а не у сбытовой. Поэтому и возникают весьма значительные сложности между сбытовыми и сетевыми компаниями.

«Химпром» раздора

Примером такого конфликта в нашем регионе могут быть взаимоотношения ОАО «Волгоградэнерго­сбыт» и сетевой компании «МРСК-Юга» – «Волгог­рад­энерго». Разногласия между сбытом и сетями – вещь достаточно привычная в энергетическом комплексе, и существующие претензии можно назвать классическими. Например, сетевая компания предполагает к погашению завышенные объёмы электроэнергии. Так, в 2010 году «МРСК-Юга» обратилось в арбитражный суд Волгоградский области с иском к ОАО «Волгоградэнергосбыт» по взысканию стоимости услуг по передаче электроэнергии за январь – май 2010 года на сумму 674 миллиона рублей. «Волгоградэнергосбыт», защищая свои интересы, подал встречный иск по взиманию стоимости потерь за электроэнергию за этот же период. Величина встречного иска составила 341 миллион, причём в данную сумму входила и величина бездоговорного потребления ВОАО «Химпром» в размере 98 миллионов. Предприятие «Химпром» вообще является практически «яблоком раздора» между сетевиками и сбытовой компанией, и споры по «расшивке» его долгов не утихают по сей день. В целях разбирательства арбитражным судом Волгоградской области была назначена экспертиза по определению объёма отпуска электрической энергии и потерь в электрических сетях. В результате эксперты пришли к выводу о том, что сумма исковых требований завышена, и сделали заключение о законности взимания суммы всего лишь в 90 миллионов рублей. То есть иск из вначале заявленных 674 миллионов превратился в 90. Свои же требования «Волгоградэнергосбыт» как добросовестный участник  правоотношений в сфере электроэнергетики уменьшил до 235 миллионов, так как 98 миллионов, потреблённых «Химпромом», были выведены из данного разбирательства экспертами. В итоге получилось, что суд признал наличие задолженности, но не в пользу ОАО «МРСК-Юга».

Арбитражный суд Волгоградской области постановил взыскать задолженность в размере 207 миллионов рублей с сетевой компании.

В настоящее время в судебном разбирательстве находится ещё несколько аналогичных дел, и как именно будет определена задолженность – покажет время. Но вот тенденцию можно прокомментировать следующим образом: «МРСК-Юга» – «Волгоградэнерго» предаёт публичности и распространяет в СМИ недостоверную информацию о величине задолженности ОАО «Волгоградэнергосбыт», тем самым дискредитируя компанию среди партнёров и участников энергетического рынка. Такое поведение неприемлемо для цивилизованных отношений. У сетевых и сбытовых компаний конечная задача одна: удовлетворить потребности клиента в надёжном и бесперебойном электроснабжении в необходимых объёмах. И отношения следует строить так, чтобы они не носили антагонистический характер, по возможности избегая конфликтных ситуаций в принципе.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах