Примерное время чтения: 8 минут
313

Не скудеет рука дающего. Волгоградский регион лидирует по уровню коррупции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Нижнее Поволжье №15 12/04/2023
За прошлый год в Волгограде вдвое выросло количество выявленных взяток.
За прошлый год в Волгограде вдвое выросло количество выявленных взяток. freepik.com

Один из нерадостных итогов прошлого года: Волгоградская область вошла в тройку лидеров по России по количеству взяток. При этом Волгоград занял восьмую позицию в аналогичном рейтинге среди городов-миллионников. 

Почему так вырос уровень коррупции, разбирался «АиФ»-Нижнее Поволжье». 

Проникая всюду

Для начала отметим интересный момент – в том рейтинге, где Волгоградская область заняла третье место по взяткам, впереди нас оказались только Татарстан и Москва. И можно только сожалеть, что с этими регионами, которые всегда лидируют в положительных рейтингах, мы оказались соседями лишь в рейтинге отрицательном. 

В положительных рейтингах Волгоградская область занимает преимущественно позиции средние и ниже средних. Но, возможно, именно из-за высокого уровня коррупции регион никак не выбьется с незавидных позиций?

При этом антикоррупционные рейтинги отражают лишь зарегистрированные случаи взяток. Истинные же размеры этого спрута даже сложно себе представить.

– Коррупция в наши дни прочно прописалась даже в тех сферах, что призваны её искоренять, включая в первую очередь полицию, и порой даже касается судов, – говорит волгоградский адвокат с более чем 20-летним стажем (имя просила не указывать. – Авт.). 

Но судьи крайне редко попадают в поле зрения закона по коррупционным статьям. А если такое и происходит, то для служителей Фемиды всё заканчивается не так уж плохо. Так, уместно вспомнить одно из самых резонансных дел последних лет, когда экс-судью из Волгограда Юлию Добрынину признали виновной в покушении на мошенничество. 

В 2019 г. она пообещала жене предпринимателя  помочь в изготовлении экспертного заключения, нужного для принятия судом решения в пользу коммерсанта. Цена вопроса составила 2,5 млн руб. Задержали Добрынину при передаче денег. Дело рассматривали не в Волгограде, а в Астрахани – во избежание давления в родном регионе. 

В апреле 2021 г. районный суд приговорил бывшую судью к двум годам колонии, однако апелляционная коллегия Астраханского областного суда отсрочила исполнение приговора, пока ребёнок обвиняемой не  достигнет 14 лет. При этом закон предусматривает в таких случаях (при ряде условий) возможность в будущем освобождения от отбывания наказания со снятием судимости. 

Цифра
115,4 тыс. руб. составил средний размер взятки в Волгоградской области в 2022 г.

«Платили все»

Другая сфера, в которой взятки стали частью системы – это государственное здравоохранение. 

– Мне пришлось дважды делать операцию в одной из крупных государственных клиник Волгограда по полису, – рассказывает жительница Волжского Тамара Иванова. – Всё решалось по звонку, прямо обозначалось, сколько надо отдать врачу, сколько – анестезиологу. Также платили все женщины, которые лежали со мной в палате. И никто не шёл жаловаться, так как рецидивы заболеваний не исключены, и к этому врачу потом ещё придётся обратиться за помощью. Но  мне, да и не только мне, было тяжело и материально, да и морально тоже. 

Интересно и то, что в последние годы коррупционеры стали вести себя более осторожно, прибегая к многоходовым схемам. Так, уместно вспомнить запутанный сюжет с бывшим руководителем УФССП по региону Владимиром Евстигнеевым, который в июле 2020 г. решил приобрести автомобиль Audi Q7 – его продавали на торгах как арестованное имущество. Не желая огласки, Евстигнеев указал подчинённому зарегистрировать в качестве участницы торгов его знакомую, а также попросил экс-главу регионального управления Росимущества Юрия Ефимова обсудить в фирме, которая продавала иномарку, вопрос о передаче ему взятки в размере 165 тыс. руб. под видом возврата комиссии за машину. 

Вся эта схема привела бывшего главного пристава на скамью подсудимых. Приговор суровый: 7,1 года лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в размере пятикратной суммы взятки – 827 тыс. руб.  

На делах коррупционной направленности попадались и другие высокопоставленные чиновники: так, в начале 2022 г. суд приговорил бывшего председателя облкомприроды Виталия Сазонова к трём годам лишения свободы в колонии общего режима за превышение должностных полномочий. В середине прошлого года осудили и вице-мэра Волжского Виктора Сухорукова, обвинённого в покровительстве частной фирме, не желавшей платить арендные платежи в бюджет. 

«И тут откусили»

И всё же, почему в 2022 г. и столица области, и область в целом дали такие высокие цифры по преступлениям коррупционной направленности?

– Причина простая – в регион пошли деньги, началось серьёзное финансирование региональных и федеральных проектов, – считает президент Центра гражданского образования Инна Прихожан. – Хотя смысл проектного финансирования как раз и был в том, чтобы снизить коррупционную составляющую, но, как видим, такой подход стал ещё одним каналом для воровства. К сожалению, его не становится меньше по всей стране: стоит вспомнить, как президенту доложили о краже  100 млн руб. в рамках программы «Пушкинская карта» и его слова о том, что «и тут откусили». Или ещё известная история, как на борьбу с коррупцией в стране выделили 1 млрд руб., и потом один высокий чин переживал, что деньги исчезли в течение суток.

– Бороться с коррупцией невозможно без того, чтобы не привести в порядок законодательные механизмы, – развивает мысль эксперт. – Так, давно говорится, что в ФЗ № 44 о госзакупках есть коррупционная составляющая. Говорится не в кулуарах, а на уровне Госдумы. Эта тему обсуждают несколько лет, но закон не меняют. Или возьмём недавно отменённую норму, согласно которой все депутаты должны были публично отчитываться о своих доходах за предыдущий год. Считаю, что и тут есть коррупционная составляющая, так как отмена нормы лишает возможности честно и открыто задавать вопросы нашим избранникам.  Если речь идёт об обороноспособности, безопасности страны — такие данные, безусловно, должны быть закрытыми. А в случае доходов что скрывать? Коррупция – это прямое следствие реально существующего экономического и политического механизма.

Между тем некоторые эксперты уверены – в деле борьбы с коррупцией есть перелом к лучшему. 

– Если лет 20 назад о коррупции говорили как о латентном и трудно раскрываемом виде преступности, то в наши дни ситуации меняется, – убеждён адвокат Александр Тарасов. – В сфере управления, органов госвласти коррупция сдаёт позиции. Многие нечистоплотные чиновники уже лишились своих должностей, понесли реальное наказание, а те, что при должностях, ощущают себя словно на минном поле, понимая, к чему может привести любое их противоправное действие. Как признался в разговоре один из местных чиновников, иногда из опасения оказаться подозреваемым в превышении должностных полномочий  приходится даже отказываться от заведомо полезных для города решений. Это случаи, когда речь идёт о финансировании проекта, не вписывающегося в каноны бюджетного выделения средств.

В России среда в отношении коррупционных преступлений становится всё более жёсткой. При этом Тарасов убеждён: полностью коррупцию  искоренить невозможно, но остро необходимо снижать её уровень до безопасных пределов. Вопрос лишь в том, какие пределы можно считать безопасными? 

Важно
В марте 2022 года глава государства подписал закон об изъятии в пользу государства коррупционных средств чиновников, если сумма превышает их официальный доход за три года. Сумма может быть изъята, если не представлены достоверные сведения, подтверждающие законность их получения.

Комментарии

Председатель движения «Комитет по борьбе с коррупцией» Роман Пронин: 

– Если оценивать экспертный рейтинг и место в нём Волгограда, то в целом оценка реальная. У нас много преступлений коррупционной направленности, но в то же время год от года растёт их раскрываемость. Высокая выявляемость приведёт к тому, что в ближайшее десятилетие, если не раньше, масштабы коррупции заметно снизятся. 

Коррупционные проявления поражают в первую очередь сферу государственных и муниципальных услуг. При этом мы сами внутренне готовы решить вопрос через разного рода вознаграждения для чиновников. Необходимо формировать у общества нетерпимость к коррупционным проявлениям и одновременно ужесточать антикоррупционное законодательство.

Общественная активистка Александра Золотарёва:

– С 1 сентября в федеральные образовательные стандарты для вузов войдёт универсальная компетенция по противодействию экстремизму, терроризму и коррупционному поведению.

Как еë будут формировать у студентов, непонятно. Предполагаю, что всё сведётся к изучению соответствующих федеральных законов. Изменит ли это как-то ситуацию? Вряд ли. Считаю, вместо этого необходимо усилить пропаганду антикоррупционной, антитеррористической и антиэкстремистской деятельности. Можно транслировать социальную рекламу по ТВ, проводить в школах профилактические беседы с детьми, внушая подрастающему поколению, каким должно быть поведение ответственного гражданина. То есть речь должна идти о воспитании, а не формировании компетенций.

 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах