Примерное время чтения: 8 минут
194

Сестры немилосердия. Волгоградцы жалуются на чёрствость медиков

Александр Минеев / АиФ

Сестры милосердия, сестрички. Такими в памяти старшего поколения сохранились образы медицинских работников среднего звена. А уж врач для пожилых людей – царь и бог, высшее существо, которое может не то, что избавлять от боли – чуть ли не возвращать людей с того света. Но последнее время от пациентов, особенно жителей сел, хуторов и деревень, приходится слышать о чёрствости, равнодушии и чуть ли не жестокости представителей самой благородной и гуманной профессии.

Помощь до порога

Вот какой историей поделилась с vlg.aif.ru жительница Новованнинского района Елена Окуненко.

«Мама у меня старенькая, проблем со здоровьем у неё много. На днях случилась ещё одна беда – пошла горлом кровь. Вызвали медиков, те сделали укол от давления и уехали. Я оставила маму со своим сыном, ненадолго отлучилась покормить дома живность. Уже собиралась возвращаться – звонит сын: маму увезли на скорой. Бросилась в приёмный покой – её там нет. Выяснилось – пожилую женщину, почти не ходячую, медики оставили во дворе поликлиники», – рассказывает Елена.

Старушка там и сидела – на солнцепёке, съёжившись, не в состоянии встать, не то, что подняться на второй этаж здания, в котором, разумеется, нет ни лифта, ни пандуса, чтобы довезти её до кабинета на инвалидной коляске.

«Признаюсь, я начала скандалить, подняла крик. К нам вышла главврач, спросила, в чём дело. Позвонила в скорую, медики приехали, отвезли всё-таки маму в приёмный покой центральной районной больницы. Так это я была рядом, а если дети живут в другом городе? Человек просто умерл бы там, во дворе», – возмущается Елена.

В ЦРБ речь зашла о госпитализации в реанимационное отделение.

«Врач-реаниматолог Александр Кузин напрочь отказался брать маму к себе в отделение. Да я бы и сама не согласилась её туда отдавать – мне показалось, что он был нетрезв, ещё неизвестно, какое бы сделал назначение. Спасибо терапевту Ирине Анатольевне Соцковой – она осмотрела маму, положила её в терапевтическое отделение. Сейчас я с ней, надеюсь, она поправится», – делится Окуненко.

Не согласны – к заведующей!

В облздраве vlg.aif.ru пояснили: в отношении медицинских работников приняты меры дисциплинарного воздействия. Врач-реаниматолог уволился по собственному желанию, к фельдшеру скорой помощи применено дисциплинарное взыскание. Администрация медучреждения принесла извинения родственникам пациента.

Такая реакция чиновников от медицины связана, скорее всего, с тем, что дочь престарелой пациентки начала, как она выражается «скандалить», и история получила широкую огласку. Однако многие из обиженных медиками не рискуют называть свои имена – неизвестно, как те отнесутся, когда снова придётся к ним обращаться.

Вот и Андрей Прошаков – иловлинский крестьянин, литератор и публицист – не стал называть имя своей землячки, с которой приключилась следующая история.

80-летняя пациентка с компрессионным переломом позвоночника пришла с рекомендацией от хирурга-ортопеда в районную поликлинику за направлением на МРТ. Через пару недель направление ей вручили. Бабушка – сама не своя от счастья – уже дома надела очки и с удивлением узнала, что направили ее на МРТ поясничного отдела позвоночника, тогда как перелом у нее в грудном.

Перечитала рекомендации хирурга-ортопеда – там назначены для обследования два отдела: грудной и поясничный, потому как специалист увидел признаки перелома еще в двух позвонках. Бабушка снова пошла к терапевту, провела не будем уточнять сколько времени в очереди. И после долгих мытарств услышала: все правильно. МРТ двух отделов даст слишком большую дозу облучения, вам это нужно? Не согласны – идите к заведующей.

По одному в руки

«То есть, дикие боли в переломанной спине у пожилого человека – ерунда, в сравнении с тем, что он получит «слишком большую дозу облучения», если пройдет обследование сразу. Что-то мне подсказывает, что дело не в заботе о пациенте, а в том, что есть какое-то негласное предписание – давать по одному направлению в одни руки», – предполагает Прошаков.

Неужели, удивляется он, человек за 80 лет жизни, за почти 40 лет трудовой деятельности с отчислением налогов на ту же медицину не заслужил нормального отношения?

«Я уже молчу о том, что моя землячка третий месяц скитается по кабинетам в этой самой поликлинике. О том, сколько врачей её вообще выгоняли – без записи не положено. Между тем бабушка эта – «Дитя военного Сталинграда», ветеран труда и автор экспозиции одного из залов известного во всем мире музея «Сталинградская битва», – делится публицист.

В годы Великой Отечественной войны она лично была знакома с Яковом Павловым, Василием Зайцевым, Константином Симоновым, Маресьевым, Афанасьевым, Бурмаковым, Ильченко, Диасамизде, Мирзояном. Была вхожа в дом к Чуйкову, Ротмистрову и многим другим командирам-героям.

«Врач-терапевт, конечно, этого не знает. Да и не должна. А может и права она – лучше бабушке сначала один раз съездить на обследование, а через полгодика – другой? Если не помрет раньше от боли и разочарования», – с горечью размышляет Прошаков.

Выгорание

«К сожалению, ситуация сегодня такова, что из больниц и поликлиник вымываются медицинские кадры. Обслуживающий и вспомогательный персонал сокращают с целью экономии фонда оплаты труда. Врачам приходится увеличивать нагрузку, чтобы получать зарплату, соответствующую двум средним по региону – кажется, именно такую задачу поставил перед регионами федеральный центр. В результате у медиков появляется высочайшая степень профессионального и эмоционального выгорания», – говорит психолог-консультант Дина Зиновьева.

Выгорание приводит к тому, что появляется так называемая деперсонализация, поясняет психолог, уходит гуманное отношение к человеку, усиливается немотивированная агрессия – так срабатывает психика от большого перегруза. Равнодушие формируется не только к другим людям, но и к самим себе. Речь может идти даже о высоком уровне депрессии. В результате при финансовых сложностях и нагрузках, усиливающихся ковидными условиями с увеличивающимся потоком больных, мотивация служения людям у медиков начинает резко снижаться.

«От себя добавлю. Патриотизм не в том, чтобы водить школьников и детсадовцев дважды в год в музей-панораму «Сталинградская битва», а в том, чтобы у людей была работа, у детей – равные возможности получить образование. А у стариков – возможность получать достойную пенсию, заслуженную медицинскую помощь и хоть капельку уважения за свой многолетний труд на благо Родины, которую нас так настойчиво учат любить», – настаивает Андрей Прошаков.


Комментарий. Первый вице-президент Общероссийской общественной организации инвалидов «ВООГ «Содействие», член общественного совета при облздраве ВО Андрей Солодовников: «Я бы не стал говорить, что такие случаи – это часть системы здравоохранения. Систему делают люди, и пусть поступки такого рода останутся на их совести. Я не скажу, что равнодушие стало нормой, но и не могу и не хочу их оправдывать. 

Считаю, что сегодня одной из причин подобного поведения медицинских работников стал хронический дефицит кадров – как среднего медицинского персонала, так и врачей. И пока этот дефицит не будет ликвидирован, мы не получим внимательного и тем более доброго отношения врача к пациенту и пациента к врачу. 

Подтверждением служит то, что чаще всего в нашу организацию обращаются именно по вопросу сложностей с плановым посещением врача. Врачи, в свою очередь, работают с колоссальными перегрузками, но стараются, в нарушение всех нормативов, принять большее количество больных. И в итоге раздражены все: и медицинские работники, и пациенты. 

Какой вижу выход? И врачебное, и пациентское сообщества уже не первый год поднимают вопрос возврата к системе распределения выпускников медицинских вузов, обучающихся за государственный счёт. Но, увы, пока этот вопрос обсуждается, врачей не прибавляется».

Особое мнение. Эксперт в сфере защиты прав пациентов, общественный деятель Галина Едигарова: «Частично согласна с тем, что нехватка медицинского персона, низкие зарплаты, работа на несколько ставок приводит к перегрузке. Нехватка медработников ведет к снижению требований к профессионализму. Кто-то как-то работает, и хорошо. Сотрудник уволился, и руководство стоит перед проблемой – кому работать.

Считаю, что играют роль  проблемы в обществе. Отсутствует уважение к человеку, к профессионалу. Везде. И, соответственно, теряется престиж профессионалов. И в медицине тоже. Кроме того, в обществе в последнее время ощущается атмосфера нетерпимости, агрессии, злобы. Я думаю, что это ощущают многие. Медработники живут в нашем обществе. Они – такие же, как мы.

И ещё. Если вы не знаете свои права – то у вас их нет. Очень много недовольных, но ведь люди не готовы защищать свои права. 

Ваши права защищает страховая компания. Обращайтесь по любым вопросам. У всех на руках страховые полиса, на каждом полисе есть телефон страховой компании – звоните, спрашивайте. Нет специалиста в поликлинике – в страховую, требуют оплатить – в страховую, долго ждать исследования – в страховую. Сомневаетесь в правильности лечения, пишите запрос в страховую. Они имеют право, и делают это – проводят экспертизу качества лечения. И дают вам письменный ответ».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах