aif.ru counter
121

Медицинская недостаточность. Как оптимизация ударила по здравоохранению?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Нижнее Поволжье №36 02/09/2020
Чем «успешнее» оптимизация, тем длиннее очереди к врачам.
Чем «успешнее» оптимизация, тем длиннее очереди к врачам. © / Виктор Яшуков / АиФ

Интересно, сколько медицинских учреждений в Волгоградской области закрыли в период оптимизации здравоохранения?
В. Мухамбетов, Волжский

Было – стало

В поисках ответа на вопрос читателя мы обратились к статистике  областного комитета здравоохранения за 2016 г. В докладе ведомства говорится, что  за 2013 г. было реорганизовано путём присоединения к другим 10 медорганизаций (их численность уменьшилась с 232 до 222).

В течение 2014 г. эта участь постигла ещё 44 медучреждения, и общее число сократилось с 222 до 178. За 2015 г. были реорганизованы ещё 12, и в результате  на конец года в регионе действовали 167 медорганизаций.

А вот какие цифры приведены в «Статистическом анализе за 2016-2018 гг.», выпущенном облздравом в прошлом году. На конец 2018 г. действовали 128 медицинских организаций, подведомственных комитету здравоохранения.

Между тем данные Росстата за этот же период немного отличаются от данных облздрава. Так, по оценке ведомства, в 2012 г. в Волгоградской области насчитывалось 135 больничных организаций, а на конец 2018 г. осталось всего 89.

Как ни считай, но разница в любом случае налицо. Если считать оптимизацию по-облздравовски, то сокращение больниц с 2013 по 2018 гг. составило почти 50%. Если брать статистику Росстата, то здесь за шесть лет (с 2012 по 2018 гг.) цифра составила 30%, а количество койко-мест уменьшилось за те же шесть лет почти на 20%. И на 25% снизилось количество койко-мест на каждые 10 000 человек.

...И больницу закрыли

Цифры цифрами, но в жизни всё выглядит печально. Так, в станице Глазуновской Кумылженского района проживает около 1300 человек. Это второй по численности населённый пункт в районе. Раньше здесь была больница, в которую приезжали лечиться со всех окрестных деревень. Число вылеченных пациентов исчислялось тысячами – фактор близости медучреждения играл ключевую роль.

С началом так называемой оптимизации больницу закрыли. 

– Теперь в здании находится дневной стационар и несколько социальных коек – что-то типа дома престарелых, – рассказывает местная жительница Ольга Ивановна.

То же самое произошло с остальными участковыми больницами не только этого, но и всех других районов области. 

– Да ну её, высокотехнологичную помощь, которую нам всем обещают уже десять лет, нам бы первичную кто оказал, – говорит жительница Урюпинского района Мария Степановна Николаева. – У нас вот даже фельдшера нет. В селе нас осталось 40 человек стариков, не положено вам, говорят, никакого фельдшерского пункта. Ну, сами подумайте: живу я одна – если что случится, кого могу позвать? Машины у меня нет, до райцентра тридцать с лишним километров. Скорая быстро не приедет, а если ещё снег? Была у нас раньше фельд­шерица – могла хоть укол какой сделать, таблетку дать, а сейчас – нет никого...

Помоги себе сам

Как ни зазывали молодых докторов в область, соглашаются сюда приехать немногие – в городе хватает куда более соблазнительных предложений. Потому, согласно приказу облздрава, в населённых пунктах с численностью жителей менее 100 человек организованы так называемые домовые хозяйства. Как следует из текста приказа, это пункт первичной помощи в сельской местности, который укомплектован сумкой-укладкой для оказания первой помощи и информационными материалами. При этом «люди, принявшие на себя обязательства по оказанию помощи своим сельчанам, как правило, не имеют медицинского образования, но проходят обучение для оказания первой помощи».

Так и хочется сказать: это серьёзно? Власти считают, что этого достаточно? Ведь в нашей области таких населённых пунктов около 400. Согласно приказу облздрава, открыто 372 домовых хозяйства, где некий доброволец по инструкции оказывает медицинскую помощь. Как говорится, комментарии излишни, но это странная форма медобслуживания – прямой плод оптимизации.

Да, сейчас на федеральном уровне признали: процесс пошёл не туда. В октябре прошлого года президент РФ на очередном заседании Госсовета раскритиковал реформу здравоохранения. Голикова подтвердила: «Да, оптимизация системы здравоохранения во многих регионах была проведена неудачно». Но как быть дальше?

Сейчас национальный проект «Здравоохранение» начал разворачиваться в сторону строительства новых ФАПов. За прошлый год 51 модульный ФАП построили. В этом году обещают ещё столько же. Правда, пока снова там, где проживает более 100 человек.

В какой степени ФАПы смогут заменить полуразрушенную систему медобслуживания? Многие селяне в качестве ответа на этот вопрос голосуют ногами. Они покидают хутора и сёла. Люди знают: закрыли школу и больницу – и село обречено.

Главное – успеть вовремя

Есть ли смысл возрождать в современных условиях систему медпомощи, что была в СССР и к чему многие призывают?

Общественный деятель, региональный представитель ВООГ «Содействие» по Волгоградской области Андрей Солодовников:

«В своё время, когда процессы оптимизации медицины только начинались, я несколько раз выезжал в составе комиссии вместе с представителями облздрава и прочими специалистами в отдалённые районы Волгоградской области. Жители там требовали не закрывать больницы и вернуть такой объём помощи, который был в советское время. Но насколько это реально и обоснованно сейчас?

Так, в одном из поселений в советское время успешно работал консервный завод, проживало 20 тысяч человек. Сейчас население не насчитывает и пяти тысяч... В другом ранее насчитывалось несколько десятков тысяч жителей, одних церквей в посёлке было семь. В местной больнице были все специалисты и 14 отдельных зданий. На момент нашего приезда только коммунальные платежи этого медучреждения составляли 1,5 млн руб. в месяц.

С годами жителей осталось менее четырёх тысяч. Но люди настаивали: больница должна действовать, как раньше.

Очень важно каждую ситуацию рассматривать не в плане административных указаний и формального исполнения решений сверху, а в привязке к местности и обстоятельствам. Если сейчас у нас в регионе строятся крупные перерабатывающие предприятия в районах, горно-обогатительный комбинат, то и объёмы медпомощи там логично наращивать, ведь жителей становится больше.

И ещё надо учиться применять не директивный стиль руководства, а идти на контакт с людьми, учитывать их мнение, искать компромиссы. Если бы так сделали, возможно, не закрыли бы в своё время большинство ФАПов. Помните,  поступила команда сверху – ФАПы закрыть. Послушались все, кроме Татарстана. Прошло ещё несколько лет, и опыт Татарстана по сохранению и развитию сети ФАПов признали передовым. Теперь у них все учатся...

Реформа медицины в том виде, в котором мы её имеем сейчас, навредила даже не столько пациентам, сколько, на мой взгляд, системе здравоохранения в целом. Между тем оптимизация не должна превращаться исключительно в сокращение, её необходимо применять как инструмент эффективного и грамотного распределения ресурсов медицины. А главным критерием надо взять такой: в любом населённом пункте экстренную помощь надо успеть оказать в максимально короткий срок».

Комментарий
Член совета защиты прав пациентов региональ­ного управления Росздравнадзора Галина Едигарова: «Основной критерий для оценки эффективности оказания медпомощи – это её доступность. Но именно он и был нарушен во время оптимизации. Конечно, держать, например, в небольшом муниципальном образовании роддом со всем штатом и оборудованием нерентабельно. К тому же у нас есть современный перинатальный центр в Волгограде. Но тут возникает вопрос – а успеют доставить? Ведь далеко не всегда заранее ясно, что роды будут протекать тяжело. Второй момент – при оптимизации надо было учесть значительную протяжённость нашей области и состояние дорог, а их только в последние годы начали приводить в порядок. У этой медали есть и другая сторона – не всегда сокращение управленческого аппарата оправдано. Так, мы проводили проверку в одной из стоматологических клиник Волгограда, к которой на тот момент присоединили ещё три с целью оптимизации штата. Главврач просто не мог понять, как можно эффективно руководить ещё тремя медучреждениями, находящимися на значительном удалении, насколько объективная картина будет оттуда поступать. Считаю, выходом могла бы стать такая форма медобслуживания, когда один врач способен на месте оказывать разные виды помощи. Это успешно практикуется, например, в Германии. Там такой врач называется «домашний доктор», он способен оказать первичную помощь по целому ряду направлений. Попытки внедрить подобное были и в России, только не в нашем регионе. Но они к успеху не привели, так как требуют совсем иных специалистов, чем готовят наши медвузы».

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах