1192

Строки из блиндажа. О чем писали в дневниках жители осажденного Сталинграда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. АиФ-Нижнее Поволжье №5 28/01/2015

Сталинградская битва длилась 200 дней и ночей. Невольными участниками сражения стали сотни тысяч сталинградцев, не успевших покинуть город к началу уличных боёв.

Дети под бомбами

Люди прятались в подвалах, блиндажах, щелях, окопах. В  перерывах между обстрелами готовили еду на кострах, делали вылазки за съестным к разбитым складам. Удивительно, но некоторые сталинградцы умудрялись в этих условиях вести личные дневники.  

«До нас дошло около 30  дневников, часть из которых составляют разрозненные блокнотные записи. Их авторы - мирные жители воюющего города, - рассказывает Светлана Аргазцева, заведующая экспозиционно-выставочным отделом музея-заповедника «Сталинградская битва». - Большинство написаны неразборчивым почерком скверного качества карандашами, плохонькими чернилами, что называется, на коленках, во время ожидания конца обстрела в тесных укрытиях». Некоторые из рукописей обрываются на полуслове. Это может означать, что составители дневников либо были убиты, либо ранены, либо попали во вражеский плен…  

Три года назад в городе-герое малым тиражом был издан «Блокнот сталинградца». Его автор - 12-летний Олег Трубачёв, ставший впоследствии академиком, филологом с мировым именем. Все, кто читал эти записи, говорят, что по накалу переживаний они сродни  хроникам детей блокадного Ленинграда. Рукопись дневника Трубачёва передала в Волгоградский музей русской письменности вдова учёного Галина Богатова. 
«Было около четырёх часов пополудни. Объявили по радио: угроза воздушного нападения продолжается, - пишет Олег о 23 августа 1942 года. - Не успели мы вбежать в щель, как пронзительный свист прорезал воздух и тяжёлый удар раздался где-то вблизи. Упала первая бомба. Бабушка и дедушка, захваченные бомбардировкой врасплох, вбежали в щель уже втолкнутые воздушной волной». 

Фокстрот «Чёрные глаза»

«27 сентября. Дом наш сгорел, одежда, закопанная во дворе, тоже сгорела, хоть и была в земле. Мы разутые, раздетые. Спрятаться негде. Когда весь этот ужас наконец закончится?!». Эти строчки дневника вывела 16-летняя  Аня Арацкая. Она заносила в тетрадь все переживания, подробно писала, как пыталась выжить в пылающем городе её семья из папы, мамы, трёх сестёр и брата. Рукопись хранится в фондах музея-заповедника «Сталинградская битва». 

«12 декабря. Мы ложимся спать, согнувшись, прижавшись друг к другу. Но согреться невозможно: мороз градусов 35, может, больше. Мы, казалось, пристыли друг к другу, а мороз все крепчал».

В эвакуации, работая в бытовой службе одной из воинских частей, Аня пишет в дневнике 3 февраля 1943 года: «(Трижды) ура!!! Немцы полностью уничтожены, идут длинные вереницы пленных. Противно на них смотреть. Идут обмороженные, полураздетые, сопливые. Гады проклятые!». В апреле сёстры вместе с мамой вернулись в  город. Отец девушки погиб в осаждённом городе. Оканчивается дневник описанием танцев в клубе лётчиков, где две сестры Арацких танцуют фокстрот «Чёрные глаза» - в нелепых бушлатах и галошах на босу ногу. «А мама нас всё укоряет: какие танцы? - есть нечего», - пытается шутить Аня. И, похоже, всё никак не может поверить в то, что мирная жизнь всё-таки наступила. 
Редакция благодарит сотрудников музея-заповедника «Сталинградская битва» за содействие в подготовке публикации. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах