107

Телеведущий Сэм Клебанов: «Россиянам нужна сказка»

Автор фото: Dmitry Rozhkov

Волгоград, 8 апреля – АиФ-Волгоград. По одной из версий, именно Сэм Клебанов ввел в культурный обиход в России слово «арт-хаус». Так называют авторское кино, или кино не для всех, или другое кино. В общем, то, что редко показывают в кинотеатрах, но что и двигает кинематограф вперед. И призы на фестивалях в Каннах и Венеции, как вы понимаете, берут не «Крепкие орешки».

Побывавший в Волгограде президент компании «Кино без границ» Сэм Клебанов рассказал, как ему видится культурное пространство современной России.

Обменяться взглядами

– В Москве и Питере зрителей арт-хаусного кино считаем тысячами, а в других регионах – 10-20 за неделю. А ведь очень важен коллективный просмотр кино. Оно изначально создавалось как спектакль, перенесенный на пленку. И в кинотеатре зрители могут, если не обсудить, то обменяться взглядами после сеанса. Хотя о каждой картине можно много говорить.

Сэм Клебанов

Российско-шведский продюсер, киновед. С 2001 по 2008 год был автором и ведущим программы «Магия кино» на телеканале «Культура». Сейчас занимается циклом «Особый взгляд. Кино нового тысячелетия» на том же канале. Снялся в двух фильмах, написал сценарий киноленты «Горячие новости».

 

Настоящее кино говорит об очень важных, интернациональных проблемах. То была Дания на гребне волны, то теперь неожиданно выдвинулась Австрия, которая была на обочине. Когда мы говорим про арт-хаус, имеем в виду кино, которое воздействует на эмоции. А эмоции бывают разные – не обязательно, чтобы «загрузить» вас.

Надеюсь, у вас будет еще возможность посмотреть это кино, потому что территория для кино постоянно сужается. «Трансформеров» всегда будут смотреть больше, чем Ульриха Зайдля. А в России развитие культуры пошло так, что немейнстрим оказался на отшибе.

Зрителем легко манипулировать, потратив много денег. Джордж Сорос пишет: осознанный выбор часто делают под воздействием манипуляции. И то же самое в сфере искусства. Люди делают выбор каждый день. И надо либо проделать работу: покопаться в Интернете, почитать рецензии, либо пойти туда, куда зовут с каждого столба. Поток информации засасывает человека.

Догнать и перегнать Уругвай

Когда в 1998 только начинал заниматься прокатом авторского кинематографа в России, мне казалось, что Россия движется по европейскому пути развития. Мне казалось, что сегмент арт-хауса будет расти вместе с индустрией. Дай Бог, если на страну сейчас есть 20 залов для такого кино.

Я больше 20 лет живу в Швеции – там я себя чувствую дома. Северная Европа – страны протестантской культуры. Многие вещи, которые работают там, здесь не работают. У нас не прижился видеопрокат, потому что люди брали кассеты, диски и не возвращали. И в России, и в Швеции смотрят в основном американское кино. Но в Швеции авторское кино смотрят больше, чем здесь.

Я сравнивал, как смотрят в России и в других странах. Выбрал 12 картин: «Белая лента», «Впусти меня», «Гоморра», «Дитя» и другие. Сделал выборку из 14 стран – где нашел данные. Я исключил национальные фильмы: для Италии – итальянский, для Германии – немецкий. Потому что понятно, что их будут больше на родине смотреть. И по количеству зрителей арт-хауса все обогнали Россию, кроме Уругвая, где живет 3,5 млн человек. А в Норвегии – 5 млн, и она обошла.

А в пересчете на душу населения нас обогнал и Уругвай. Можно посчитать по экономическим критериям. И тогда будет, что в Норвегии смотрят авторское кино в 29 раз больше. И в «бездуховной» Америке зрителей больше.

Я так же подсчитал, как смотрят блокбастеры. И здесь единая картина по всему миру. В пересчете на душу населения россияне на 15% больше, чем американцы, смотрят коммерческие фильмы. В Аргентине в два раза меньше, чем у нас.

«Окно в Париж» вместо «Зеркала для героя»

Объяснить сложнее, чем подсчитать. В Европе люди более открыты, чтобы испытать не всегда позитивные эмоции. В Северной Европе, например, протестантская мораль сочетается с социал-демократическими традициями. Вся интеллигенция там левая. Им близка солидарность с третьим миром, с теми, кому плохо. Пролетарское кино в России не пойдет. Тут «Аквариум» с Майклом Фассбендером собрал 21 тысячу, а в Швеции – 600 тысяч долларов. Александр Роднянский написал, что российская киноиндустрия – это фабрика эскапизма. «Джон Картер» с треском провалился в Америке. Гигантские потери! А в России 130 млн собрал. И так часто происходит. В России не любят отклонение от мейнстрима. В России, к примеру, не хотят смотреть про инвалидов. Ни смотреть, ни пандусы делать. Зрителям нужна сказка. Но ведь в Аргентине жизнь тоже несладкая. Там тоже была диктатура, более страшный, чем в России, кризис.

Есть теория, что кино может выступать в роли зеркала и в роли окна – в неведомый, придуманный мир. Кино как зеркало в России меньше востребовано. В Америке каждый год маленькие фильмы «выстреливают» – их смотрит вся страна, как «Зверей дикого юга» в прошлом году. Практически нет российских фильмов, которые становятся неожиданными прорывами. Если только то, что делает «Квартет И» – единственные, кому удается соединить интеллигентный разговор о реальности со зрительским интересом.

Российский зритель прекрасно понимает авторское кино. Он не глупее уругвайского, аргентинского. Он просто не делает выбор в пользу арт-хауса. «Что там меня грузят? Я лучше попроще что-нибудь посмотрю». И финансовый вопрос имеет значение. Россия по стоимости билета сравнялась со США, а по уровню дохода в пять раз отстает. В Аргентине и Мексике уровень как у нас, а билеты дешевле. Цены на билеты в Волгограде практически как в Москве. А зарплаты? 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах