96

Волгоградец оспорил Айвазовского

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. АиФ-Нижнее Поволжье 30/11/2011

В музее изобразительных искусств только что завершилась персональная выставка известного волгоградского художника-пейзажиста Валерия Макарова. Его пейзажи хорошо знают коллекционеры Западной Европы и многие местные ценители живописи.

Валерий Макаров прожил в родном городе практически всю сознательную жизнь. Но на «этюдники», пленэры любит выезжать за пределы малой родины – в горы, на берег моря, в тихие провинциальные городишки средней полосы где-нибудь под Тамбовом или в Подмосковье.

Поймать настроение в горах

Магию картин Макарова самым лучшим образом выразил не высоколобый искусствовед, а простой сотрудник венгерский таможни. В начале 90-х, когда вместе с советской «империей» окончательно рухнули и все остатки железного занавеса, интеллигентный Макаров, застенчиво сжимая в руках холсты, впервые пересёк границу Отечества, поехав выставляться в Будапешт. На венгерской таможне неожиданно услышал: «Вот это пейзажи! Так речушку моего детства здорово напоминает. А за тем поворотом – словно летний лагерь, где жил ребёнком».

В Приэльбрусье художник неоднократно забирался с этюдником на плоскогорья и перевалы высотой в 2–2,5 тысячи метров, где долго могут находиться только мастера восхождения да местные пастухи. Особенно любит рисовать одно из красивейших мест у подножия горы Андперчи в Баксанском ущелье. Альпинисты «при полном параде» с профессиональным оборудованием – тяжелыми рюкзаками, альпенштоками удивлённо взирали на «высокогорное привидение» – хиленькую фигурку живописца, который бесстрашно карабкается по кручам в лёгкой куртке. Чтобы в перерывах между густыми туманами и хмарью быстренько набросать нужный этюд. На языке самого живописца это называется  «поймать в горах солнечное настроение».

«Море волнуется раз»

На минувшей выставке в зале ИЗО на Чуйкова многих зрителей особенно поразила серия маринистических картин  Макарова, выполненных в черноморской бухте под Геленджиком. «Точка созерцания» живописца одна, а картины совершенно разные, как и отображенное море.

«Наш национальный маринист №1 Айвазовский отображал море каким-то вычурным, неправдоподобным. А зачем?» – заочно полемизирует с классиком Макаров. – Получается не море, а клокочущая или приукрашенная вовсе ненатуральная субстанция. Море настолько богато настроениями, оттенками, ничего и додумывать не нужно!»

Один раз, засмотревшись на необыкновенно редкие в нашей волгоградской осени оттенки ярко-оранжевого и красного на листьях, живописец принялся набрасывать этюд под оглушительный лай огромных овчарок. Позже выяснилось, что по рассеянности Макаров забрёл на охраняемую частную территорию. Но сила искусства победила – свирепые сторожевые псины живописца не тронули.  

Макаров – поклонник техники рисования специальным ножом для смешивания красок – мастихином. Говорят, так любили создавать свои шедевры импрессионисты Франции. В итоге – волшебный эффект передачи зрителю настроения и даже «погружения» в ткань картины. 

На персональной выставке в Волгограде, которая насчитывала малую толику его пейзажей – 160 работ, зритель мог видеть глазами художника и море в Дивноморске, и рассвет-закат в горах, и спокойные перелески в Белоруссии, и заводи казачьего Бузулука и тихого Дона. Или тихий провинциальный городок, который художник боится даже назвать по имени, «чтоб его не сглазили переустройством», где сквозь крону старого клёна выглядывает дивной красоты храм…

Простая сила живописи. Назад в мироощущение детства…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах