aif.ru counter
61

Волгоградские фермеры на расстреле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. АиФ-Нижнее Поволжье 02/11/2011

«Прошу никого не винить, сам ухожу из жизни», – написал руководитель сельского производственного кооператива «Перелаз» Геннадий Романов и нажал на курок.

Старший следователь Фроловского межрайонного СО Игорь Беликов считает, что причиной самоубийства стал долг в 300 тысяч рублей. Поэтому дело возбуждать не стали.

Митинг после похорон

Таких похорон хутор Бо­льшой Лычак никогда не видел. Проститься с Геннадием Васильевичем пришло всё взрослое население, гроб по очереди несли на руках от дома до кладбища, а обед в сельской столовой заказали на три сотни человек. С людьми я начал говорить сразу после поминок, пока они не остыли от чувств.

А настроения, говорит фермер Александр Кувшинов, были провести митинг протеста:

– Не зря здесь ходили мужчины переодетые то ли из ФСБ, то ли из РОВД. А что делать, если мы все в таком положении, как был Романов. Озимые и яровые ничего не дали, кредиты мы взяли, а отдавать нечем.

Спрашиваю, неужели банки такие бессердечные?

– Какие банки! – закипает фермер. – Приехали плотные ребята, предложили рассчитаться. А у него всех ценностей было – комбайн «Енисей», остальное рухлядь. Я кредит тоже брал и тоже не знаю, чем возвращать. Подсолнечник берут по 6.50, хотя в прошлом году покупали по 15 рублей килограмм. А дизтопливо за это время подскочило с 16 до 27 рублей. Разорился Романов, я на грани, как минимум у четверых фермеров будет то же самое. Останутся Баранов и Белоножкин, у них ещё есть задел, и всё.

Подпирают долги не только по кредитам – фермерам нечем рассчитаться с работниками и пайщиками. Четвёртый год в этой зоне неурожай, основная культура здесь подсолнечник, а он в этом году дал три центнера с гектара. И чем тут поможет митинг?

– Если бы собрались, потребовали для селян рынка вместо базара, – говорит Кувшинов. – А нам даже ради выборов ничего не обещают. 

Глава администрации Большелычакского поселения Юрий Симонов успокоил: никаких спецслужб у них не было.

Предположил, что за силовиков приняли представителей районной администрации, которые приехали на похороны.

Хотя фермеры – народ серьёзный, местное начальство в лицо знают. Но почему уходят даже такие люди, как Романов? Он же был с высшим образованием, работал в сов­хозе главным агрономом, стал первым фермером на хуторе, всё у него получалось. За ним всегда тянулись остальные. 

– Но рвачом он не был, – размышляет глава администрации. – Просто самостоятельный человек с большой буквы. Библиотеке помогал книгами, в школу покупал материалы и инвентарь, за свой счёт возил ребят на соревнования. 

– За что же судьба с ним так?

– Думаю, одно к другому не относится. Просто всё так сложилось. Семь лет назад умерла жена, которую он любил и уважал. В прошлом году в Рязани закрыли военное училище, где учился сын. А тут долги…

Глава уверен, что Геннадий Васильевич мог выпутаться, надо было попросить других фермеров – обязательно помогли бы такому человеку. Самоубийство ничего не решило, ведь долги остались. Правда, сын Алексей о них даже не знает, в чём мне и признался:

– Отец в свои дела не посвящал. Никому не говорил, что так тяжело. О деньгах я только сегодня узнал.

Обман до небес

Глава поселения делает вывод: наверное, Романов хотел дать понять властям, что им нет доверия. Человек дела, он о деле и говорит. Берёт цены на горючее, которые всегда прыгают, как только начинается страда. Это же ринг, где фермер всегда побеждённый. Он всегда рискует, потому что даже льготную солярку продают под самовывоз. Чем тащить её из Волгограда, Саратова или Воронежа, лучше купить без всяких скидок во Фролове.

Так он проигрывает первый раунд. За ним и второе поражение на подходе: в этом году всю озимую пшеницу списали из-за неурожая. Субсидии на компенсацию потерь обещают приличные, а на самом деле из областного бюджета за каждый пропавший гектар в прошлом году перечислили тысячу рублей. По сути ничего. Зато шуму, как помогают пострадавшим селянам, до небес.

Романов один в один повторил судьбу фермера Фёдора Любимова из Серафимовичского  района: там тоже был неурожай подсолнечника, который закончился самоубийством. Председатель  областной ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств, кандидат экономических наук Александр Егоров говорит:

– К сожалению, КФХ у нас в области нужно разделить на три основные группы. Первая – северо-запад, где фермеры самодовольны и самодостаточны. Погода позволяет им получать стабильные урожаи. Следующая зона – Заволжье и юг. Единицы здесь занимаются богарным земледелием, зато остальные перешли на орошение. А есть фермеры средней части области, куда входит и Фроловский район. Вот у них масса проблем, и главная – погода не позволяет получать стабильные урожаи. Здесь как нигде нужны меры господдержки. В масштабах страны надо разработать её для зон рискованного земледелия. Она должна включать увеличение господдержки по страхованию посевов до 80 процентов от суммы страхового платежа, до 80–90 процентов должны вырасти компенсации по использованию минеральных удобрений. Обязательно – формирование механизмов для получения беззалоговых кредитов с государственной поддержкой. Работай эти механизмы, Романов остался бы жив.     

КСТАТИ

В сельском хозяйстве области работают 195,2 тыс. человек – 16% всех занятых в экономике. Здесь 714 предприятий, 11,7 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, 245,5 тыс. личных подсобных хозяйств.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах