aif.ru counter
130

Верблюд, обманутый мышью

Ещё полвека назад верблюды были привычной частью пейзажа волгоградского Заволжья. Увы, теперь двугорбых великанов здесь остались единицы, зато верблюдоводство возрождается в Калмыкии. В одном только племзаводе «Кировский» в ста километрах от Элисты две с половиной сотни голов этих животных, и таких хозяйств в республике – четыре. Корреспондент «АиФ»–Волгоград» смотрел, что из этого получается.

Дикое животноводство

Разводят здесь двугорбых верблюдов породы бактриан – название происходит от Бактрии, древней области в Средней Азии. В труднодоступных местах Китая и Монголии сохранился дикий двугорбый верблюд, описанный Пржевальским. Но и здесь, близ столицы, этих животных содержат почти в естественных условиях. Заместитель директора племзавода «Кировский» хозяйства Эрдни Гаряев рассказывает, что зимой и летом стада верблюдов по 50–60 голов ходят в степи сами по себе, никто их не пасёт. В том смысле, что не ходят за ними по пятам, но животные всё равно под постоянным наблюдением. На точках дежурят пастухи, у них есть бинокли, лошади и мотоциклы. Так что животноводы всегда в курсе, где их стада.

Верблюды и в самом деле почти дикие. Увидев меня, несутся прочь. Пастух Самвел Илюхин говорит, что на самом деле они спокойнее коров и овец, больше понимают. По команде могут лечь и сесть. Красивые, приятные животные. Редко болеют. Зато упрямые: не захочет – не заставишь. Верблюд неприхотлив, ест всё подряд, вплоть до названной в честь него колючки, от которой отказываются все прочие животные. И даже солянку – когда растение прихватит морозом и соль не столь чувствительна.

Мне рассказали, что верблюд всегда значил для калмыков чуть больше, чем лошадь. Его горбы идеально подходят для верховой езды, из шкур делали кожаную посуду, ремни и сбрую. Из шерсти вили верёвки и нитки. Этих выносливых животных поставляли в царскую армию для службы в обозах (во время русско-турецкой войны купили тысячу верблюдов). 

Бактриан – очень крупное животное, весом до 900 килограммов. Спокойное и безобидное. Но когда ему наступят на любимый мозоль, может здорово рассердиться и отомстить. Старики утверждают – даже затоптать. Причём не сразу, а после, когда встретят обидчика в степи одного. Так что дело может не ограничиться традиционным плевком. Кстати, в «Кировском» мне рассказывали, что верблюд вовсе не плюётся: от злости или страха он резко выдыхает, и пена летит изо рта вместе со жвачкой.

Верблюды любят лежать в золе. Если летом – с утра до вечера. Когда я ехал в Элисту со стороны Астраханской области, видел вдоль трассы сотни гектаров выгоревших пастбищ. Жара здесь сейчас страшная, любой окурок может обернуться трагедией. А верблюдам спалённая трава – удовольствие. До «Кировского» пожары, к счастью, не дошли, и двугорбые стада пасутся без передыху.

Дорогой наш

Несмотря на минимальные затраты на содержание, это весьма дорогое животное. Даже на мясо взрослый бактриан продают не менее чем за 50 тысяч рублей. Кстати, оно у него вкусное и похоже на говядину, только светлее. Но большей частью верблюдов выращивают для цирков и зоопарков, для этого приручают и немного дрессируют. Эти животные гораздо ценнее, и расходятся они по всей России и Европе. 

Очень интересны верблюды в любви. Для них это по-настоящему трудное дело. Гаряев рассказывает, что их случку никто не видел, потому что во время гона пара уходит далеко в степь. А старики передают, что в этот момент самец и самка поворачиваются задом друг к другу, становятся на колени и в таком немыслимом положении делают ребёнка. В этих муках верблюжонок рождается через 13 месяцев и всегда один. За матерью он ходит полтора года, в это время её можно доить и делать из этого густого молока кумыс. Раньше из него варили араку – местную самогонку.

Сейчас верблюды неопределённого цвета, зато к зиме обрастут длинной шерстью и станут красавцами с бурым отливом. Вожака, по-калмыцки он называется «бур», отличить легко: в стаде это самое крупное и сильное животное. У него до 25 маток, все ему подчиняются. Впрочем, как и самцы, пока не создадут свою семью. В самое жаркое время и ночами верблюды ложатся на отдых — на открытом месте, чтобы вовремя заметить врага. Но вожак всегда на страже. Вытянув шею, он медленно поворачивает голову во все стороны и подаёт сигнал при первой опасности. Спасибо, врагов у верблюда здесь почти нет, говорят животноводы. Вокруг пасутся отары овец – на них волки и нападают, зачем им связываться с таким могучим зверем?

Странно, что он не вошёл в калмыцкий календарь. Все месяцы и годы здесь названы именами животных, среди которых есть барс, лев и даже мышь. А верблюда – нет. Зато осталась легенда, как так случилось. Когда животными были названы 11 годов, оставался один – как раз для этого горбатого красавца. Мышь заспорила, стала добиваться, чтобы её тоже включили в названия лет. Спор должен был решиться на следующей день так: кто первый увидит лучи восходящего солнца, именем того и будет назван год. Верблюд, самое высокое животное, был уверен, что он первый увидит светило. Но мышь перехитрила. По ноге соперника взобралась ему на макушку и первая закричала, что увидела лучи солнца.

Вот так быть сильным и добрым, любя мелочь обманет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах