45

Скотская смерть

В Волгоградской области закончилась проверка скотомогильников. Районные прокуратуры, специалисты Россельхознадзора и ветеринарных станций изучали, насколько  сооружения отвечают санитарным правилам сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов. Выяснили: соответствуют плохо.

Должна быть крепость…

Проверка была плановой, но всё это непростое и довольно запущенное хозяйство осматривали с оглядкой на африканскую чуму свиней. Эпидемия бушует во всём Южном федеральном округе, и Волгоградская область осталась последней твердыней на её пути. Даст бог, болезнь не прорвётся сквозь расставленные на границах дезбарьеры, но если проскочит – на свиноводстве можно на несколько лет поставить крест и у нас. А скотомогильники должны быть готовы ко всему.

Заместитель главного ветеринарного врача Волгограда по противоэпизоотической работе Михаил Курылёв показывает на примере ОАО «Волгоградавтокоммунтранс» в Ворошиловском районе, как должны быть оборудованы эти объекты. Здесь есть даже внешний забор, хоть и не предусмотренный правилами. А с внутренней стороны второго кольца ограды насыпан земляной вал и вырыта траншея глубиной в человеческий рост. Перекидной мостик через неё дополняет сходство с крепостью. Картину завершают сторожевые псы.

– Видите, всё по правилам, – показывает Курылёв. – Над ямами Беккари, где идёт процесс утилизации, сделан навес. Охрана круглосуточная.

Соответствует нормам скотомогильник и в Советском районе. На этом благополучие в сфере утилизации трупов животных и птиц почти заканчивается. Хотя такие объекты есть в каждом районе области – поскольку в любом селе остаются фермы и частные подворья со скотом. Начальник отдела противоэпизоотических мероприятий управления ветеринарии Волгоградской области Александр Стариков убеждён, что отвечать за них должны местные власти. Правда, все судебные процессы по этому поводу заканчиваются ничем, и скотомогильники в большинстве случаев остаются бесхозными.

Основные нарушения известны и видны издалека – это испорченные заборы и отсутствующие ворота. Примером Стариков приводит могильник птицефабрики «Городищенская». Ворот нет, металлическую крышку над бетонным колодцем в очередной раз украли.

– А глубина шахты – десять метров. Ребёнок если упадёт, разобьётся или задохнётся, – напоминает Александр Стариков. – Да и взрослый вряд ли выберется.

…А здесь проходной двор

После проверки ворота или шлагбаумы на въезде в скотомогильники устанавливают, потом их снова воруют – охраны ведь никакой. И смысл сооружения теряется. По той же причине нет помещений, где можно хранить инвентарь и спецодежду. Вот так у нас в любом из 33 районов области, – продолжает начальник отдела организации противоэпизоотических мероприятий. В кризисные времена воровство металлических деталей лишь усиливается. 

Выходом могла бы стать охрана, но ей придётся платить. А эти расходы не заложены ни в один бюджет. Затем, надо строить будку для сторожа, снабжать его ружьём, заводить собак – такие затраты не потянет никто, кроме частника.

Есть более современный способ утилизации – трупосжигательные печи, на которые давно перешла Европа. У нас же кремацию проходят только животные, погибшие от особо опасных болезней. А печка есть в одном Кумылженском районе – остальным это кажется слишком дорого. Зато в Волгограде на частном предприятии появилась передвижная печь, она может выехать в любую точку Волгоградской области и Калмыкии.

Переработка павших животных и отходов на мясо-костную муку признана неперспективной, недаром же закрылся такой завод в Суровикинском районе. А вот котлы Лапса ещё остаются, и на всех птицефабриках области и даже на некоторых свинокомплексах типа ЗАО «Краснодонское» продолжают перерабатывать трупы скота на муку. Но областную проблему утилизации они не решают. Так что тема и шахты скотомогильников остаются открытыми.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах